aif.ru counter
Ирина Евсюкова 0 517

Менеджер во фраке. Каким столичный худрук видит будущее воронежского театра

Андрей Огиевский рассказал корреспонденту АиФ, как он собирается превращать старейший театр в современный, чем ему понравилась воронежская публика и почему девять миллионов – не деньги для оперного искусства.

Александр Самородов / Воронежский театр оперы и балета

Новый художественный руководитель Театра оперы и балета приехал в Воронеж из Москвы, где он давно известен как талантливый скрипач и дирижер. 

На уровне

Ирина Евсюкова, АиФ: Андрей Кириллович, за пять месяцев работы в театре вы наверняка успели понять его потенциал и увидеть проблемы, которых, как известно, там немало. Какой путь вы для него выбрали: тянуться к столичному формату или искать свою провинциальную изюминку?

Андрей Огиевский: Столичный формат и столичный уровень – разные вещи. В оперном и балетном искусстве Москвы уже давно принято приглашать зарубежных и иногородних звезд в спектакли текущего репертуара. Это не наш путь, не путь развития регионального театра. Перелицовывать работу театра на столичный лад не входит в мои планы. А вот повышение имиджа театра и качества постановок до столичного уровня – это действительно одна из моих задач.

- Каким же образом вы будете добиваться высокого уровня в условиях экономического кризиса и нехватки финансирования культуры?

- Здесь нужно идти сразу по нескольким путям. Это, конечно, повышение качества работы оперной труппы. В марте мы проведем аттестацию солистов, и аттестационная комиссия будет в высшей степени компетентна.  Даже в балете – несмотря на то, что он так любим воронежской публикой – есть, что повышать и над чем работать. Театру очень повезло, что балетную труппу возглавляет Александр Литягин. Он ведет работу в правильном направлении. Спектакль «Жизель», новый балетный фестиваль, который пройдет в феврале, - тому подтверждение.

Спектакль Жизель
Спектакль Жизель Фото: Воронежский театр оперы и балета/ Александр Самородов

Конечно, надо заниматься качеством игры оркестра. Я считаю, что у него огромные перспективы. Раньше он был в некотором моральном загоне – никто не обращал на него внимание. Надеть фрак и выйти продирижировать – четверть работы дирижера. Остальное – кропотливая монотонная работа. Я считаю, что за последние месяцы оркестр сделал колоссальный рывок – и в игре, и в отношении к делу, и в причастности к работе всего театра. Именно в борьбе за качество мы должны повышать уровень нашего театра до московского.

Ближе к зрителю

- Воронежская публика, на ваш взгляд, готова к новому качеству оперы?

- Задача любого культурного учреждения – поднимать зрителя до своего уровня. Воронежская публика – замечательная, она очень непосредственная и искренняя. Она может начать аплодировать в такт во время исполнения ярких балетных номеров или между частями симфонии. И она очень горячо поддерживает любимых артистов и сопереживает тому, что происходит на сцене, и музыке.

- Но все же оперные спектакли в городе не пользуются такой же популярностью, как драматические или балетные. Как будете поднимать интерес зрителей к жанру оперы?

- Любой процесс, чтобы он не угасал, нужно подогревать.  Готовящийся сейчас спектакль «Дон Жуан» как раз и станет этим катализатором подогревания интереса к опере. Любой спектакль – это риск. Тот артист, на которого ставили, может не дотянуть. А его дублер может неожиданно выстрелить и быть первым на финише. В спектакле участвуют два состава артистов – а это состязание, азарт. Кто будет интереснее? Мне тут все время говорят, что я выбираю солистов по внешним данным. Но ведь в спектакле задействованы лучшие голоса театра! Такой масштабной оперной постановки Воронеж никогда не видел. В театре должны быть качественные постановки. Они могут быть не очень затратными, а могут быть дорогими. Хотя в общероссийском масштабе  девять миллионов – это очень скромная сумма для оперного спектакля. Например, тот же  «Дон Жуан» в Перми стоил под сто миллионов. И через это тоже мы должны догонять московский уровень. А мы ведь  только начинаем. У нас впереди «Руслан и Людмила», «Светлый ручей».

По страницам любимых оперетт
По страницам любимых оперетт Фото: Воронежский театр оперы и балета/ Александр Самородов

- Вы говорили, что готовы предоставить самим зрителям возможность выбрать будущие спектакли для постановки. Как это будет происходить и как поможет театру привлечь публику?

- Можно сделать интернет-голосование, какой спектакль публика хотела бы видеть в театре в следующем сезоне. Или «аналоговый» вариант - провести опрос на билете. И это нормальный маркетинговый ход. Мы открыты зрителю. Это один из способов пробудить интерес и сделать его сопричастным тому, что происходит в театре.

Современный, а не пошлый

- Приглашение драматического режиссера Михаила Бычкова для создания оперы – это тоже шаг навстречу зрителям?  Вы за осовременивание жанра оперы?

-Сейчас оперных режиссеров становится все меньше, а драматические режиссеры становятся все больше музыкально образованными. Осовременивание и опошление – это разные вещи. Спектакль может быть современным, если он не несет со сцены глупость, грязь и провокацию. Если он выдержан в едином стиле и имеет под собой какой-то смысл в современной интерпретации. А если режиссеру больше нечего сказать, то, например, в «Борисе Годунове» на сцене появляется царь в трениках, ОМОН, стриптиз, буденовки с красной звездой.

Гала-концерт Молодые голоса содружества
Гала-концерт Молодые голоса содружества Фото: Воронежский театр оперы и балета/ Александр Самородов

- И все же можем ли мы в будущем увидеть на сцене Театра оперы и балета постановки в нестандартном воплощении?

- Главное, чтобы это не выпадало из музыкальной стилистики, партитуры и замысла. Потому что и в современных нарядах можно показать боль и чувства героев Чехова, не унижая и не опошляя их. А можно одеть героев Бомарше в камзолы и парики и заставить их делать гнусности. Костюмы – это оболочка. Важен смысл художественной задачи. Опера должна раскрывать лучшее в зрителях. Чтобы они понимали, что они пришли на особенное действо, которое затрагивает самые тонкие струны их души. Поэтому в опере самое важное – это эстетика восприятия, режиссуры, декораций и костюмов. Эпоха здесь не важна. Главное – любой оперный спектакль должен воспитывать зрителя, а не принижать.

Андрей Кириллович Огиевский
Художественный руководитель Воронежского государственного Театра оперы и балета. Родился в Москве в семье музыкантов. Дважды окончил Московскую Государственную консерваторию имени П.И. Чайковского – как скрипач, и как дирижер. Ученик народного артиста СССР, профессора Геннадия Рождественского. Как скрипач и дирижер многократно гастролировал в США, Канаде, Японии, Корее, Франции, Италии, Германии и других европейских странах. За неоднократные выступления с концертами во Франции Андрей Огиевский был удостоен звания почетного члена Академии Amadeus Europe (Франция). Сотрудничает с Московским Государственным Камерным музыкальным театром имени Бориса Покровского, с Театром «Кремлёвский балет», с Театром классического балета под управлением Н.Касаткиной и В.Василёва. В репертуаре дирижёра множество оперных и балетных спектаклей. Среди них: оперы «Евгений Онегин», «Иоланта», балеты «Лебединое озеро», «Ромео и Джульетта», «Дон-Кихот», «Кармен-сюита», «Привал кавалерии».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах