aif.ru counter
Юрий Голубь 162

Кризис на право. Об избирательном правосудии и административном ресурсе

В День юриста, который отмечался на прошлой неделе, адвокат Станислав Рывкин поделился своим мнением - почему бывает так сложно добиться справедливости.

Из личного архива

«Депутатам трудно удержаться от того, чтобы не подчеркнуть свою значимость с помощью популистских инициатив - иногда, прямо скажем, неумных», - считает адвокат Станислав Рывкин. 

Запреты не сработают

Юрий Голубь, АиФ: Законодатели стремятся досконально расписать нашу жизнь: вот, на областном уровне ввели «комендантский час» для детей, запретили курение в общественных местах. Станислав Арленович, с чем связана такая забота?

Станислав Рывкин: Законодательные органы играют всю меньшую роль - они штампуют решения администрации президента, федерального или областного правительства. На этом фоне депутатам трудно удержаться от того, чтобы не подчеркнуть свою значимость с помощью популистских инициатив - иногда, прямо скажем, неумных. Так, в регламент Таможенного союза внесли предложение запретить женщинам носить каблуки выше 8 см и синтетическое нижнее бельё. Или возьмём запрет курения в общественных местах. Я сам не курю и категорический противник того, чтобы некурящие люди страдали, когда кто-то рядом курит. Но нельзя защищать права одних, ущемляя права других. Если в каком-то ресторане можно разделить залы и установить хорошую вентиляцию, почему не сделать зону для курения?

Всегда в обществе существовала иллюзия того, что запретительными мерами можно что-то кардинально решить. Часто ссылаются на опыт Китая, в котором ввели смертную казнь за взятки. Что из этого вышло? Стали брать реже, зато, скажем, не 10 тыс. долларов, а 100 тыс. Риск вырос - суммы тоже.

Несовершенство закона чиновник использует в личных целях, а иногда применяет норму бездумно. Вот пример. Фирма, которая занимается заготовкой и переработкой древесины в Павловском районе, продала населению дрова не по тарифу, а дешевле: решили помочь людям. Протокол, штраф: «Вы не соблюдаете тарифную политику!» Формально вина есть, но ведь законодатель, устанавливая норму, как раз и стремился к тому, чтобы людей не обирали. Пришлось обращаться в суд.

Но у нас проблема даже не в законах, а в правоприменении. Если можно по звонку или через конверт обеспечить уход от ответственности, никакой закон работать не будет. Должны быть эффективные суды, правоохранительные и иные контрольные органы.

Под игом «ресурса»

- Чего же не хватает - людей, полномочий?

досье
Станислав Рывкин родился в 1959 году в г. Болохово Тульской области. Окончил юрфакультет ВГУ. Работал помощником представителя Президента РФ в Воронежской области. С 1994 года адвокат.
- По концентрации полицейских мы проигрываем только Белоруссии и втрое-вчетверо превосходим европейские страны. И когда говорят, что полиция загружена, поэтому что-то не успевает - это всё от лукавого.

Власть часто любит говорить, что у людей хромает правосознание. Это так, но прежде всего, хромает правосознание у самой власти. Посмотрите, сколько в последние годы появилось терминов, которые воспринимаются обществом как само собой разу­меющееся. «Административный ресурс» - на самом деле это использование должностного положения. Или «целесообразность», «политическое решение» - даже судьи уже употребляют эти термины. Но решение может быть одно - основанное на нормах права. И все это видят. Если власти можно, то почему мне нельзя?

- Народная мудрость гласит: закон - что дышло. Один - для избранных, другой - для остальных …

- Ещё Марк Твен сказал: «Если украл цент, садишься в тюрьму. Если украл железную дорогу, становишься сенатором». У нас любят ругать американцев, но забывают, что эта фраза сказана не 10 и даже не 100 лет назад. Теперь там по-другому: президент извиняется перед нацией даже за адюльтер. Зато у нас не просто кризис судебной системы, а кризис права как таковой. Я знаю многих серьёзных адвокатов, которые просто сменили работу, потому что не хотели становиться «почтальонами» между клиентом и судьёй. Позвонили, принесли деньги - и готово.

Сейчас много интересного происходит в Рамони. Там уже кое-кто из администрации, как я понимаю, заработал на три пожизненных. Куча земельных участков выделяется на одни и те же адреса, по району гуляют поддельные свидетельства о праве собственности и т. д. Рассматривалось дело. Одна семья получила участок ещё в 1938 г. Сегодняшняя хозяйка там выросла, с дачей связаны тёплые воспоминания о бабушке, деде-фронтовике. Но чиновники, пользуясь тем, что в своё время не были чётко указаны границы, отдают часть участка с выходом к реке бывшему начальнику одного РОВД. Ему захотелось поселиться именно тут: рядом - участки, за которыми стоят другие, очень известные в области люди.

Вот так. Для одних эта земля - малая родина. Для других - выход к реке, возможность присоседиться к «тузам». И не важно, что там был забор, росли деревья. Суд встал на сторону статусного пенсионера-полицейского. И ведь за несколько недель до этого тот же судья в аналогичном споре о границах вынес противоположное решение.

Когда закон не защищает

- «Телефонное право» - это норма сегодня?

- Если в правовом государстве главный принцип - независимость судьи, то у нас - страх за своё место. И я понимаю - у судей свои семьи. Они работают с утра до ночи и получают неплохие деньги, хотя, с моей точки зрения, должны зарабатывать ещё больше по такой работе. И вот судья делает что-то не так, как велено, а завтра его вытаскивают на квалификационную коллегию с перспективой лишения статуса. Такие случаи известны. Многие за рюмкой чая откровенно говорят: «Знаешь, работать противно стало». Бывало и так - судья, выдавая решение, отводит глаза в сторону и говорит: «Извините меня. Ну, обжалуйте в Верховный суд».

- Многие уверены: судиться с государственными органами - занятие бесполезное…

- У меня в производстве есть дело - люди предпенсионного возраста купили здание в центре Воронежа. В 1998 г. суд сказал: здание возведено законно. Департамент имущества решение не обжаловал. Люди залезли в долги, прошли девять кругов ада то в одном, то в другом ведомстве. Расплатились, выдохнули. Решили: будем здание сдавать в аренду, это будет нам пенсия. Но спустя почти семь лет появилось заявление о восстановлении срока обжалования, хотя закон ограничивает годом. А основание - ДИЗО потерял связь с делом! И судья выносит решение восстановить срок.

Теперь областной суд говорит: снести. Закон не работает. Не защищает. А задача суда - защищать права граждан. Если угодно - от власти. Государство - это машина, у него и так возможностей выше крыши.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество