aif.ru counter

«Хорошее кино - то, что вам нравится». Шоумен о «чёрном» юморе и фильмах

Наша землячка Ирина Чеснокова, известная по искромётным выступлениям в высшей лиге КВН, по проектам «НеБудни шоу», «Вот такое утро», «Однажды в России» и даже по съёмкам в кино, теперь сама занялась съёмкой короткометражных фильмов.

Фаина Мания / АиФ

На днях, побывав в Воронеже, она показала несколько своих кинопроектов и рассказала об истории их создания.

Не станьте роботами

Шоу «Однажды в России» основано на совмещении театрального действа с кинопроизводством: актёры разыгрывают скетчи на сцене, а их снимает камера. Вот и на встрече со зрителями Ирина импровизировала, старалась шутить тонко и остроумно и вместе с тем откровенно отвечала на вопросы.

– Привет, ребята! На самом деле я очень рада здесь быть, рада, что вы сюда добрались, и что наконец-то в родном городе меня настигла слава, – без намёка на скромность призналась Ирина. – Я покажу короткометражное кино – в таком формате начинали снимать фильмы все известные режиссёры. Это один из самых сложных и классных жанров, то, с чего всё зарождалось. Один из моих фильмов – «Портфолио» – в 2015 году стал лауреатом кинофестиваля «Кинотавр», получил главный приз 3-го фестиваля короткометражного кино «Короче» в Калининграде и стал участником Международного Каннского фестиваля. Когда мы ехали в Канны, то думали: ничего себе мы – кинематографисты! Получилось, что это была наша первая и сразу удачная картина.

«Портфолио» Ирина оставила на потом. А начала с 8-минутной «Крайней смены» – истории о том, как актёр, не снимавшийся уже много лет, вновь попадает на площадку. Но оказывается, что режиссёр – это круглая мигающая камера, искусственный интеллект. Машина ставит актёру ультиматум: либо он выполняет все требования, либо его персонаж исключают из сценария!

 – Это пародия на антиутопию, каким может быть наш мир, если всё пойдёт таким же образом, как сейчас, вследствие развития гаджетов, – поясняет смысл короткометражки Ирина. – Живыми персонажами начнёт рулить какая-то техника, которую создали люди. Главную роль в фильме сыграл народный артист РФ Виктор Вержбицкий – Завулон из «Ночного дозора». С нами работал очень крутой артист, и это была дополнительная сложность для нас как для создателей фильма.

– Чего нам стоило сказать ему, что «не-е-ет, здесь немного не так»! И убедить его, что «мы понимаем, что вы имели в виду, но хотим получить немного другое». Но круто, что он был готов к тому, что работает с молодёжью, – продолжает режиссёр. – Первый раз он прочёл монолог схематично. «Вас устраивает?» А все боятся к нему подойти. Предлагаю ему вый­ти и поговорить в коридоре. Там наш разговор занимает длительное время. «Это ваша реальная возможность выразить протест этому времени, которое поглотило всё, на что вы учились и к чему готовились. Мир изменился кардинально, и это ваша речь», – говорю я.

Заходим, снимаем. После его монолога мы все встаём и аплодируем, не останавливаясь, пять минут. Настолько это было круто!

Ирина рассказала, что в этом фильме она выступила и режиссёром, и сценаристом. В следующим – «Хапнуть хайпа» – играла роль. Причём бомжа. По её мнению – очень классного бомжа. Это была история про то, как может измениться наш мир, если ничего не придумывать, а чуть-чуть добавить лет вперёд, где деньги заменят «лайки» за просмотры.

Где взять бюджет?

Вот все, включая молодёжь и бомжей, ведут каналы в Интернете и набирают лайки. А врач-нейрохирург, который совершил первую в мире операцию по пересадке головного мозга, не может платить за жильё – нужны просмотры. Но наука уже никого не впечатляет. Чтобы выжить, ему приходится выполнять и записывать на телефон бредовые действия, которые ему диктуют по наушникам: в три часа ночи выкинуть на прохожих с окна квартиры тесто, съесть за раз 10 кг конфет и даже сбить бомжа…

– Что мне больше нравится – сниматься или снимать? Это сложный вопрос, – рассуждает девушка. – Если у меня нет роли, я могу быть полноправным создателем фильм, участвовать от придумывания идеи, написания сценария, работы с художниками – до монтажа. А когда приходится играть, сложно всё успеть. В этом фильме мне пришлось играть немного сумасшедшую бабу-бомжа. Конечно, хотелось влезть и в съёмочный процесс. Но в этом образе это было невозможно. Поэтому я пришла на площадку сразу с замазанными зубами, в небрежно одетой шапке, украла у звуко­оператора батарейки и по полной поиздевалась над коллегами. Все были просто уверены, что я и вправду бомж, которого наняли, чтобы он поработал за еду.

В знаменитом «Портфолио» Ирина тоже играла одну из главных ролей – ритуального агента. С помощью «чёрного» юмора там высмеивалось поведение заказчиков – неоплачиваемые правки, заниженные бюджеты и непонимание сложностей проекта. В кинокартине после того, как отпели умершего и закопали по всем правилам, требовательные родственники заявляют, что хотят внести изменения в похороны дедушки. Требования доходят до того, чтобы умерший дед подписал ещё один документ… Ритуальный агент выкручивается, что сделать это надо «в рамках бюджета», а труд могильщика зачтётся ему в «портфолио».

– Дедушку у нас сыграл 60-летний актёр Владимир Ильич Левшаков, – рассказывает Ирина. – И вот момент, когда он встаёт в противовес на костылях, его поднимает огромный кран, куча тросов, которые мы потом замазывали. Этот эпизод – одно поднятие – стоил нам 40 тыс. рублей. Главная трудность, с которой сталкивается весь отечественный кинематограф, это – отсутствие бюджета. Вторая в том, что хотя у нас есть очень хорошие операторы, режиссёры, актёры, но никто не умеет писать сценарии – нечего снимать. То есть можно быть сколь угодно гениальным, но придётся играть в детективах на «России 1» либо в мелодрамах на «Первом канале», потому что нет альтернативы. А ещё россияне не приспособлены к тому, чтобы платить за фильмы, а ведь кино снимается для того, чтобы собирать деньги в прокате. Вот мы и ждём, когда все серии сезона вый­дут, и смотрим всё разом. Таков наш менталитет. Я сама подписана на какие-то паблики, чтобы не пропустить бесплатную киноновинку. В нашем случае нам удалось найти коммерческого спонсора – они хотели рекламный ролик, а мы предложили сделать кино.

«Стоп, снято!»

Интересно, есть ли всё-таки отечественное кино, которое, по мнению молодого режиссёра, можно назвать хорошим?

– Когда смотришь фильмы, приятно понимать, кто режиссёр, актёр и продюсер, – улыбается девушка. – Но очень неловко от того, что ты их всех знаешь. Им надо сказать «молодец», но в действительности это не так. Путешествуя по фестивалям, мы вывели безотказную фразу: «Я бы так не смог». Она двусмысленная – особо не обижает и даёт шансы. Из отечественных фильмов я бы отметила только «Лето» Кирилла Серебренникова – это восхитительный фильм про Виктора Цоя и весь тот период. За долгое время это одна из немногих кинокартин, где понимаешь, каково быть режиссёром. В последнее время – это человек, который просто говорит: «Стоп, снято!» А Серебренников придумал всё от начала и до конца – музыку, видеоряд, костюмы и графику. И очень хорошо сработал! Хорошее кино – это то, которое вам нравится. Его ни с чем не перепутаешь.

Отвечая на вопрос, каких персонажей она любит играть, Ирина с радостью сообщила, что в следующем фильме «будет сволочью».

– Сейчас у нас в работе несколько короткометражных фильмов. В одном из них я играю настолько отвратительного персонажа, что в какой-то момент мне разбивают голову, и она разлетается на весь экран, – делится актриса. – Фильм выйдет в сентябре, и, надеюсь, его покажут в Воронеже. В будущем из всех короткометражек хотим сделать полный метр, чтобы вы официально могли посмотреть наши проекты в кино.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах