16:04 15/01/2014 Елена ДЕРЕВЯНКИНА 0 656

Галина Арапова: «Ни пресса, ни власть не должны быть лояльны друг к другу»

Руководитель Центра защиты прав СМИ рассказала о доверии к прессе, конфликтах и любви с властями «до смерти».

Михаил Кирьянов / Из личного архива

О том, насколько свободна нынче пресса, объективны ли журналисты, и кто правит бал в средствах массовой информации, «АиФ–Черноземье» расспросил Галину Арапову, медиаюриста, руководителя Центра защиты прав СМИ.

Как до горизонта

досье
Галина Арапова окончила юрфак ВГУ, аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений РАН. Имеет обширную судебную практику, ведёт дела, касающиеся свободы выражения мнения в Европейском суде по правам человека. Эксперт в области информационного права, автор более двух десятков книг.

Елена Деревянкина, АиФ–Черноземье:– Галина Юрьевна, что бы вы могли сказать о воронежской прессе? Насколько она свободна?

Галина Арапова: – Пресса в Воронеже очень живая, разнообразная, достаточно динамичная.  В нашей стране есть регионы, где читать нечего – там пресса в стагнации, потому что журналисты поставлены в такие условия, когда они не могут касаться действительно острых вопросов. От этого публикации становятся вязкими, искусственными, неинтересными. Пожалуй, по динамике с воронежской можно сравнить прессу на Дальнем Востоке, в Екатеринбурге и в Санкт–Петербурге.

Говорить же о свободе прессы в России – это всё равно, что обсуждать мифы. Как недавно сказал президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, свобода слова, как линия горизонта: она есть везде, но нигде не достижима.

– А как у нас в сравнении с другими регионами складываются отношения с властями? Лояльны ли они к журналистам?

– Ни пресса, ни власть не должны быть лояльны друг к другу. Пресса должна быть независима от власти, от влиятельных игроков на бизнес–рынке, от политики. Но на деле это не всегда так. Что касается взаимоотношений воронежской прессы и власти, то они, конечно, не идеальны, но во многом более цивилизованны, чем в других регионах. Есть города, где пресса и власти находятся либо в состоянии «любви до смерти», либо в состоянии жёсткого конфликта. Ни то, ни другое не способствует цивилизованным отношениям. Пресса должна быть зеркалом общественных процессов, в том числе и объективно отражать то, как выполняет свою функцию власть.

Месть депутатов

– Есть ли попирание свободы прессы с законодательной точки зрения?

– За последние два года было принято столько законов, ограничивающих права журналистов, свободу слова и распространения информации, сколько не было принято в течение предыдущих 15 лет. Эти законы, по сути, персонифицированная реакция депутатов Госдумы на конкретные материалы с критикой их работы, о них самих, их семьях и т. д. Вместо качественной парламентской деятельности мы имеем по сути личную месть с использованием служебного положения. Так, после публикаций о том, где учатся дочки депутата Госдумы Сергея Железняка или во сколько оценивается дача с шубохранилищем главы РЖД Якунина, мы получили новую статью 152.2 в Гражданском кодексе, которая начала действовать с 1 октября 2013 года. В ней вводится запрет на распространение информации без согласия гражданина о фактах его биографии, участии в судопроизводстве, о его месте пребывания, происхождении. То есть, что бы вы ни сказали о человеке, это можно расценить как вмешательство в частную жизнь. Например, вы пишете, что кто–то когда–то через суд развёлся с женой. Значит, вы выдали факт биографии и сообщили об участии в судопроизводстве – а это сразу два нарушения. С таким законом вообще невозможна работа в жанре журналистского расследования. Любая критическая публикация, например, о том, что чиновник купил не соответствующую его доходам квартиру, даст как минимум повод судиться с газетой.

Сейчас Госдума пытается максимально урегулировать Интернет. С 1 февраля вступит в силу закон, дающий возможность досудебной мгновенной блокировки любых интернет–ресурсов по требованию Генпрокурора и его заместителей, если есть подозрение, что информация на этих ресурсах является экстремистской, либо призывает участвовать в несанкционированных мероприятиях. За последние три месяца таких законодательных инициатив набралось с десяток. Причём все запреты можно применить к любой ситуации. Стыдно, что у нас законодательные ограничения вводятся не для защиты более значимых благ, а чтобы оградить сильных мира сего от критики.

– С какими проблемами к вам обычно обращаются журналисты?

– Воронежские журналисты часто консультируются перед публикацией, чтобы избежать проблем. В суде мы защищаем журналистов чаще по делам, связанным с критическими материалами – как правило, это иски о защите чести и достоинства.

А вот в других регионах ведём и более сложные дела. Например, мы помогаем журналистам в Хакасии, на Сахалине и в Саратове в очень сложных делах по статье УК «Клевета». На Сахалине, например, возбудили уголовное дело, потому что член Совета Федерации, которому принадлежит практически весь рыбный бизнес Дальнего Востока, обиделся на публикацию открытого письма жителей одного из рыболовецких посёлков о том, как там плохо живётся. В редакции прошли обыски, сейчас свыше 10 следователей занимаются этим делом. Хотя, по моему мнению, там не было даже повода для его возбуждения.

Доверяй, но проверяй

– Стоит ли сегодня людям доверять написанному в газетах и сказанному по ТВ?

– Возможно, я скажу радикально, но как медиаюрист я бы не рекомендовала ориентироваться на информацию в федеральных телевизионных СМИ. Если вы хотите сохранить здравый взгляд на ситуацию в стране, не смотрите федеральные новости. Общественное телевидение России не выполняет своих функций. Его директор, он же главный редактор, назначается президентом РФ. В такой ситуации не может быть и речи о независимости.

Что касается печатной прессы, то я бы сказала так – ищущий, да найдёт. Кроме того, чтобы получить реальную картину происходящего, недостаточно только печатных СМИ, нужен более широкий спектр независимых точек зрения. Качественные информационные ресурсы есть и в Интернете.

А вообще, нужно уметь различать пропаганду, журналистские материалы и рекламу, в том числе  скрытую. К сожалению, наши читатели не подготовлены. Многие всё принимают за чистую монету. Когда человек не ставит под сомнение полученную информацию, когда ему всё равно, из какого она источника, значит, он не готов её оценивать, и им легко манипулировать. Это зомбирование, которое мы получили благодаря госполитике последнего десятилетия в области СМИ.

– Что, по вашему мнению, в воронежской прессе практически не освещается, но требует внимания?

– Давайте пойдём от обратного –у нас слишком много внимания уделяется деятельности власти и криминальной хронике. Государственная политика направлена на монополизацию СМИ, властям нужно, чтобы о них писали хорошо, а СМИ нужны средства к существованию. Как следствие мы имеем обилие позитивной информации о работе власти и недостаток конструктивной критики.

Другая проблема – криминал. Журналисты оправдываются тем, что дают ответ на запросы общества. Криминальные новости действительно популярны у читателей, но их изобилие создаёт тягостное ощущение. Люди привыкают к негативу и считают это нормой. Хочется, чтобы журналисты уделяли больше внимания значимым общественным проблемам, давали меньше шаблонных текстов и пресс-релизов. 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Рамблер.Новости