АиФ-Черноземье 0 24

Когда экономия — не в сбережении

Гибкость производства в аграрном секторе: необходимость или тенденция?

Предоставлено рекламодателем.

Генеральный директор ОАО «Сатинское» Василий Козадаев руководит предприятием более 20 лет. События, которые происходили за это время в сфере сельского хозяйства, заставляли его принимать смелые решения на производстве, благодаря чему предприятие остаётся всегда на плаву.

Не опустил руки

— Василий Витальевич, за время вашей работы предприятие вынуждено было менять профиль производства, с чем это связано?

—  Наше хозяйство организовалось в 1979 г., а с 1981-го заработало на полную мощность. Я проработал здесь главным агрономом с 1987 по 1997 г. Затем меня выбрали руководителем. На момент моего становления предприятие было в упадке, но потом постепенно нам удалось его поднять. Занимались производством свинины. К сожалению, из-за распространения в регионе АЧС три года назад производство было остановлено. Ущерб составил порядка 12 млн руб. Нам пришлось заняться альтернативным животноводством.

— И какое направление вы выбрали?

— Овцеводство. У нас в основном овцы мериносной породы, мясного направления. Всего — 700 голов. Прибыли от ведения такого хозяйства практически нет, ведь цена на баранину невысокая: стоимость одного килограмма — всего 250 руб. Наше мясо разбирают с удовольствием на ярмарках. Однако окупить все вложенные затраты непросто. От одной овцематки в год мы получаем примерно 1,4-1,5 ягнёнка. При этом каждая овца обходится нам в 3,5-4 тыс. руб.

Василий Козадаев: В следующем году планируем увеличить количество голов овец до тысячи.

Василий Козадаев: В следующем году планируем увеличить количество голов овец до тысячи. Фото: Предоставлено рекламодателем.

Нужно производство

— А шерсть и шкура? 

— И здесь не всё идеально. Подстричь одну овцу стоит 165 руб. Шерсть сдаём рассказовским носочникам по 10-20 руб. за кг. Выходит, что стоимость шерсти одной овцы (2-3 кг)  равна цене одного носка.

По поводу шкуры? Всю овечью шкуру мы, к сожалению, просто утилизируем.  В регионе нет кожевенного производства.  Для этого нужны дополнительные вливания, а помощи от государства пока нет. При такой политике, мы, наверное, долго не продержимся. Власть, надеемся, повернётся к этой проблеме лицом.

Однако несмотря на все эти сложности наше хозяйство всё равно будет развиваться. В следующем году планируем увеличить количество голов до 1000.

Помимо животноводства мы занимаемся выращиванием зерновых культур. Здесь тоже наблюдаются и взлёты, и падения. Всем известно, что и урожай, и цены на него играют важную роль в планировании производственной стратегии хозяйства на следующий год. Субсидии практически все отменили, так как по урожайности мы на уровне Краснодара. Государственной поддержки нет. Если мы налогов за прошлый год заплатили 14,5 млн, то субсидий получили 1,5 млн. Из них 1,2 млн — за землю, а 300 тыс. руб. — за семена. В этом году погектарная субсидия была отменена.

Вырастил, нельзя продать

— Как реализуется зерно в этом году, урожай ведь собран большой в регионе?   

— В этом году многие производители терпят крах. Наблюдаются очень низкие цены на все культуры. Наряду с тем урожайность у нас выше, чем в прошлом году на 30%. По остальным культурам,— гречихе, подсолнечнику, свёкле — урожайность ниже. Однако цена упала в два раза. Рентабельность зерновых составила — 23%. Так, пшеница фуражная сейчас стоит 3,5-4, а была 7 тыс. руб. за тонну. И даже на пшеницу 3-го класса цена всего 7 тыс. руб., а в прошлом — она была минимум 10 тыс. Такая же ситуация и с гречихой.

Если взять свёклу, то и здесь не лучше. Она самая нерентабельная +4%. Если в прошлом году себестоимость была 2,4 тыс. руб. за тонну, то в этом — 2,5. Сдаём мы всё по цене 1,7-1,8 тыс. руб., с каждой тонны неся убытки в размере 700 руб. В итоге потеряем ориентировочно 10 млн.

В прошлом году самой рентабельной культурой был подсолнечник — 161%. Но сегодня цена на него тоже упала. Урожайность по району — 15-17 ц с га, а у нас — где-то за 24,5 будет в среднем. Сколько получим — вопрос. Качество подсолнечника различное, засуха дала о себе знать и вредители. Цены тоже опустились с 22 тыс. руб. в прошлом году до 14-15 тыс. руб. за тонну сегодня и продолжают падать.

— Знаю, вы пробуете выращивать новые культуры, хотите оценить их потенциал?

— Да, в этом году сою посеяли. Выбрали эту культуру, т.к. все говорили, что потребности в ней якобы большие, цена хорошая. Но стоимость была 28-30 руб. тогда, а сегодня — 20.  Урожай сои у нас получился неплохой: 20 центнеров с гектара мы взяли, хотя в среднем у других предприятий он 13-14. Затраты на всё очень большие, а отдача пока слабая. Зерно и подсолнух мы понемногу продаём, чтобы выплачивать зарплаты. Покупка техники в этом году даже не обсуждается, хотя обычно мы тратили на эти цели в районе 20 млн руб.

Зарплаты — от прибыли

— Как доходность предприятия на фоне этих событий отражается на зарплатах работников?

— Для начала представлю расходную часть. В прошлом году мы реализовали продукции на 127 млн руб. На зарплаты ушло 26 млн руб. и 14,5 млн — на налоги. Убытки от животноводства составили — 2 млн. Более 12 млн руб. ушло на горюче-смазочные материалы, 13 млн — на удобрения, 13 млн — на химические средства. Прибыль за прошлый год составила 26-27 млн руб. Вот такая арифметика.

Теперь о том, как экономическая составляющая влияет на зарплаты. Её фонд у нас должен составлять не более 20% от стоимости реализованной продукции. На совете директоров мы решили поднять его до 22%.

У нас в штате 90 рабочих. Каждый год от прибыли мы прибавляли к их зарплатам 10%. В 2015 г. средняя сумма оплаты труда одного рабочего составила 24 тыс. руб., в прошлом году было 25,9 тыс. руб. В этом — увеличим мы её или нет на фоне вышеописанных событий, — большой вопрос. 

Однако, несмотря ни на что, мы заботимся о своих людях. Для них строятся квартиры. Каждый год — по одной-две. Чтобы её получить, сотрудник должен заключить трудовой договор с нами на 20 лет. Если человек по каким-то причинам прерывает связь с хозяйством, то освобождает квартиру или выплачивает за минусом 5% за каждый отработанный год.  За отработанные 20 лет жильё переходит владельцу.

Площадь обрабатываемой земли ОАО «Сатинское» — 3,5 тыс. га. Часть земли — арендная. Пайщиков примерно 160. Мы выдаём им сахар, гречку, масло и зерно, предоставляем технику для вспашки огородов и по необходимости — транспорт.

Мелкие аграрии вымрут

Досье
Василий Козадаев Родился 6.04.1961 года в д. Козадаево Ржаксинского района. Образование — профессиональное высшее. С 1997 г. руководит ОАО «Сатинское». Женат, имеет двоих детей. Имеет награды, в 2009 году присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства».

— Как вы оцениваете перспективы развития аграрного сектора Тамбовщины?

— Пессимистично. Когда-то фермерам было сказано, что они смогут прокормить страну, и дано по 40-100 га. Но какой из них сможет развиваться на таких площадях? Как фермер может добиваться высоких результатов на старой технике — культиваторе, тракторе и т. д.? Сейчас может успешно реализовать себя тот, у кого земли от 1 тыс. га — система избирательно отсеивает мелкие хозяйства.

Давайте порассуждаем: холдинги, фермеры и хозяйства работают в разных условиях. Фермеры с 16 тыс. га земли платят налогов меньше, чем мы с 3,5 тыс. га. Недавно аграриям государство обещало кредит в 5%. Но дали его крупным холдингам и некоторым фермерам. Остальным — под 16%. И поэтому заниматься фермерством сегодня невыгодно. Если в СССР в своё время на сельское хозяйство уходило минимум 10% ВВП, то сейчас — 1-2%.

То, что происходит сегодня, неизбежно приведёт к вытеснению системой мелких предприятий. А для села — это катастрофа. Потому что люди у нас многие и живут таким трудом…

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах