aif.ru counter
Юрий Голубь 0 344

Плохая медицина или кризис? Почему в Воронежской области падает рождаемость

О низкой рождаемости, изъянах здравоохранения и пустой браваде - в материале «АиФ-Черноземье».

Статистика показала: в 2017 году в Воронежской области рухнула рождаемость и лишь немного снизилась смертность. Отчего же сокрашается население? Почему семьи не готовы заводить детей? И как повлиял на демографическую ситуацию многолетний кризис?

Двух рожаем, трёх хороним

В 2017 году, по данным Воронежстата, в области родилось 22,5 тысяч малышей: по сравнению с 2016 годом рождаемость уменьшилась сразу на 10,3%.

При этом смертность давно и стабильно больше чем в 1,5 раза превышает рождаемость. Неудивительно, что, переходя на должность полпреда, экс-губернатор Алексей Гордеев в числе нерешённых проблем назвал и низкое качество медицинского обслуживания. Повысить его — главная задача, которая ставилась перед начальником департамента здравоохранения Александром Щукиным ещё в ноябре 2015 года, после того, как был отправлен в отставку его предшественник Владимир Ведринцев. Очевидно, за два года прорыва не произошло.

«Введены всякие новые стандарты, нужно готовить очень много бумаг, и медики начинают напоминать канцелярских работников», — прокомментировал бывший губернатор итоги реформы.

Но проблемы здравоохранения — ещё полбеды. Так, если на первом месте среди причин смертности взрослого населения у нас традиционно стоят болезни кровообращения (40,5%), то на втором — внешние факторы, от них умирает 12,7% жителей.

За сухими цифрами скрываются жуткие подробности. Только за декабрь 2017 года, по данным ГИБДД, на дорогах области погибли 40 и были ранены 347 человек. Неудивительно, что средняя продолжительность жизни в регионе всего 72 года, а у мужчин и вовсе — 66 лет. Кстати, третье место по причинам смерти держит онкология (12,4% умерших) и четвёртое (9,2%) — болезни нервной системы.

О чём молчат в рапортах?

Не секрет, что демографический кризис напрямую связан с экономическим. И действительно, стоит взглянуть на выкладки статистики, чтобы убедиться: те же два года, что сокращается рождаемость, падают и реальные доходы населения.

«Разговоры о том, что нас санкциями не проймёшь, — пустая бравада, — говорит завкафедрой социологии и политологии Александра Глухова. — А проблема рождаемости — производная. Конечно, о первом ребёнке вопрос не стоит — на него решаются при любых обстоятельствах. Но разве семьи, которые теряют доходы, родят второго или тем более третьего?»

Статистика говорит, что, несмотря на оптимистичные рапорты, Воронежская области так и не смогла до конца выполнить майские указы президента: зарплата бюджетников не дотянула до средней по региону, остановившись на цифре 83%.

Одним из главных успехов прошлого года провозглашается низкая инфляция. Действительно, Воронежстат сообщает, что в прошлом году цены выросли только на 1,5%. Но это в среднем и на всё. Зато если посмотреть данные Единой межведомственной информационно-статистической системы, выяснится, что семьям с детьми пришлось гораздо труднее, чем остальному населению. Те же подгузники подорожали за год уже на 3,7%, школьный ранец — на 4,9%, а тетради — сразу на 10,4%.

Одно добавили, другое отняли

Недавно областные чиновники выразили готовность воплотить последние демографические инициативы. Если уровень дохода в семье, где появился на свет первенец, — не выше 1,5 прожиточных минимума на человека, она может претендовать на ежемесячную доплату в 8 тыс. 300 рублей. По подсчётам депутатов облдумы, деньги смогут получать около 5 тыс. воронежских женщин, что не так уж мало. Но будут ли эти меры действенными?

«Громогласно провозглашаемые выплаты за рождение ребёнка — реакция слишком поздняя и совершенно недостаточная, — считает Александра Глухова. — Ещё до падения доходов демографы писали о том, что переломить ситуацию можно только при показателе 3,2-3,5 ребёнка на семью. Тогда население начнёт расти. Но ведь сегодня даже обеспеченные люди решаются максимум на одного-двух. И если на Кавказе, где материальное положение часто тоже достаточно бедственное, по-прежнему важно иметь много детей, то среди русских давно сложился культурный стереотип о том, что два — это потолок».

Кроме того, региональный материнский капитал — 100 тысяч рублей, на которые могли рассчитывать все семьи, где рождался второй ребёнок, с этого года стал доступен только малоимущим. На остальных в бюджете средств не нашлось.

Между тем даже первого ребёнка воронежцы заводить не спешат. В 2017 году средний возраст мам в очередной раз вырос — на один год — и достиг 29 лет. А родить ребёнка до 20 лет решились только 502 девушки.

Накануне потрясений

Виталий Жихарев, писатель:

«Давно замечено, что накануне войн и крупных потрясений рождается больше мальчиков. Я думаю, в этом есть скрытая духовная логика. Как будто человечество предчувствует растущий спрос на воинов. А после катастроф на свет активно появляются девочки — чтобы материнством восполнить потери. В последние годы у воронежцев появляется больше сыновей, чем дочек. Но, конечно, хочется надеяться на лучшее.

На мой взгляд, экономические трудности последнего времени сказываются на рождаемости, уменьшают её. Ведь рождение ребёнка — это нагрузка, затраты и заботы. Впрочем, нельзя во всём винить только кризис. Ведь растёт и потребительский компонент в сознании. Даже молодые девушки изменились: не хотят ни замуж, ни рожать детей — как раньше. Им и так хорошо.

Наверное, сказалась и демографическая яма. В детородный возраст входят люди, которые появились на свет в 1990-е годы, когда повсюду стоял стон, а на межах бывших республик лилась кровь».

Когда задолжали?

Ольга Пустовалова, жительница Воронежа:

«Условий для воспитания ребёнка нет и вряд ли появятся. В нашем обществе сформировалось мнение, что двум детям нужны разные комнаты в квартире. Отсюда — высокие требования к жилью. Затем нужно выстоять очередь в детский сад и заплатить первоначальный — как бы благотворительный — взнос, который достигает астрономических размеров. А ведь ещё и не во всех детсадах есть места. Потом, примерно с теми же условиями, нужно запихнуть ребёнка в школу. И начинается: заплати за одно, за другое, за третье...

Если ребёнок — искусственник, ему нужно питание, а баночки хватает максимум на три дня. Зарплаты остаются прежними, а нужны и коляски, и памперсы, и детские ботинки, которых в лучшем случае хватит на полгода, а стоят они, как взрослые.

Кружки тоже давно стали платными. Амуниция, поездки на соревнования влетают в копеечку. А потом говорят, что нет нормальных спортсменов. Ведь ребёнок может быть талантливым, но, к примеру, тот же хоккей — это безумные деньги, и платить за секцию могут далеко не все родители. А в 18 лет мальчик должен отдать долг Родине — непонятно, правда, когда он задолжал, ведь за всё платили родители.

А ещё люди стали более инфантильными. Все быстро сходятся и расходятся. Для чего женятся — вообще непонятно. Безумная трата денег, чтобы пустить родне пыль в глаза, а через год разбежаться и делить свадебные подарки...»

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах