Юрий Голубь 0 275

Изучать, а не бояться. Эксперты о будущем ГМО в России

Мнения сторонников и противников ГМО о помидорах с геном камбалы, экспериментах на мышах и запретах на своё производство - в материале «АиФ-Черноземье».

Cегодня нет достоверных данных ни о том, что ГМО наносят вред, ни о том, что они безопасны.
Cегодня нет достоверных данных ни о том, что ГМО наносят вред, ни о том, что они безопасны. © / pixabay.com

Поток трансгенов в Россию стал настолько широк, что правительство решило взять ситуацию под контроль — ГМО начнут регистрировать. Но удастся ли полностью отследить состав импортных продуктов? И не проиграем ли мы борьбу за продовольственную безопасность — ведь свои ГМ-культуры в нашей стране выращивать запрещено?

Конец вредителям. И только?

С 1 июля этого года ГМО и продукты, которые их содержат, должны обязательно регистрироваться. ГМО — генетически модифицированные организмы — создаются методами генной инженерии: в геном растения или животного внедряется фрагмент ДНК другого организма. Так приобретаются новые свойства: например, помидоры с геном арктической камбалы устойчивы к холодам, пшеница с геном скорпиона хорошо переносит засуху, а картофель с геном бактерии, ядовитой для колорадского жука, убивает вредное насекомое наповал. Первые трансгенные растения были созданы в 1983 году американской корпорацией «Монсанто». Через 10 лет на рынке появились первые ГМ-продукты. С тех пор ГМ-культурами было засеяно больше 1 млрд га.

Использование ГМО позволяет сэкономить на обработке земли, пестицидах, гербицидах и инсектицидах, вредных для здоровья человека. В то же время безопасность технологии не доказана. Противники ГМО говорят о снижении природного разнообразия засеянных ГМО территорий, приводят примеры опытов на божьих коровках и мышах, утверждая, что употребление трансгенов в пищу сокращает плодовитость и даже вызывает уродства у будущих поколений.

В руководстве страны уже много лет идут споры об отношении к трансгенам. На сегодня в России запрещено производить продукцию с ГМО — её можно выращивать только в научных целях или для экспертизы. За тем, чтобы к нам не ввозились ГМ-семена, следит Россельхознадзор. Например, в Воронежской области исследования проводит филиал Центра оценки качества зерна. Говорят, что с начала года нарушений не было.

Содержание 70% продуктов не соответствует этикетке.

Что мы едим?

Что же касается импорта сырья или готовых изделий, Роспотребнадзор признал безопасными 72 пищевых продукта, полученных с применением ГМО. При этом, если содержание ГМО выше 0,9% - это должно быть отмечено на упаковке.

Скорее всего, названнный список теперь будет увеличиваться. При этом отслеживать содержание зарегистрированных и нелегальных трансгенов уполномочен тот же Роспотребнадзор. Как сообщили в ведомстве, продукты исследуют на содержание ГМО в специальной лаборатории Центра гигиены и эпидемиологии методами, прописанными в ГОСТе.

Но насколько эффективно проводятся исследования? Если судить по итогам, то на воронежском рынке ГМО нет вообще. Об этом свидетельствуют плановые пробы, которые берутся в организациях торговли и общепита. В 2015 году их было 415, в 2016-м — 348, в первом квартале 2017-го — 82. За два года с лишним содержание ГМО выше 0,9% не было обнаружено ни разу.

Неудивительно, что у многих экспертов такая благостная картина вызывает большие сомнения.

«Роспотребнадзору запрещено проверять предпринимателей чаще, чем раз в шесть лет, — поясняет руководитель общественного движения «Качество нашей жизни» Николай Дегтярёв. — А перед плановыми проверками вычищается всё, никаких нарушений найти невозможно. Подавляющая часть сырья и готовой пищевой продукции поступает как в розничную сеть, так и в бюджетные учреждения Воронежской области без лабораторного, в том числе радиационного контроля, без определения наличия ГМО, остаточного количества антибиотиков, пестицидов, гербицидов, лекарственных средств и других опасных веществ и соединений».

По оценке замминистра торговли и предпринимательства Виктора Евтухова, содержание 70% продуктов не соответствует этикетке. В Воронежской области есть закон, запрещающий закупать продукты с ГМО для бюджетных учреждений. Но что толку, если всесторонние исследования не ведутся?

Денег на изучение нет

Сторонники ГМО тоже недовольны подходом государства. Складывается странная ситуация: мы отказываемся производить ГМО сами, но при этом узакониваем их импорт. И в результате всё сильнее отстаём в создании и изучении современных биотехнологий. Между тем, по оценкам специалистов, из-за сорняков, насекомых-вредителей и болезней растений Россия теряет почти половину урожая. ГМ-культуры могли бы противостоять и засухам, которые всё чаще посещают Черноземье.

Без высокоурожайных сортов и гибридов отечественное сельское хозяйство будет терять конкурентоспособность. Кроме того, звучат опасения, что без собственных исследований нам будет всё труднее определять, что именно спрятали в геном заклятые партнёры из-за границы.

«Начинать внедрять биотехнологии нужно было уже давно, — считает завкафедрой селекции и семеноводства ВГАУ Владимир Шевченко. — ГМ-культуры вышли на рынок ещё в 1996 году, наша страна отстала на 20 лет. Да, сегодня научный мир разделился на две части. Но прежде чем запрещать ГМ-культуры или начинать их пропагандировать, нужно понять, с чем мы имеем дело. После этого можно решать, куда двигаться дальше. Вот для этого и нужно мощное финансирование исследований, чего у нас, к сожалению, нет».

Это интересно
Предположение об опасности для здоровья не всегда может быть аргументом против ГМО. Так, с помощью ГМО производятся многие непродовольственные товары, например, лекарства. Как отмечают учёные-аграрии, продукты глубокой переработки - соевое и кукурузное масло, лён, хлопок и др. - уже не содержат биологически активных молекул, которые могут повлиять на человека. Например, сахароза - чистое выделенное химическое вещество и опасности не представляет.
Впрочем, нет и гарантии, что разрешив выращивать ГМО, мы выиграем конкурентную борьбу. Вполне вероятно, что российские аграрии попадут в опасную зависимость от поставок семян.

«Производство ГМ-семян основано на достижениях генной инженерии, функциональной геномики, биоинформатики и других наук, — говорит учёный. — Этими технологиями владеют только некоторые страны и несколько транснациональных корпораций. Ведущие компании «Монсанто» и «Сингента» тратят на исследования ГМ-культур 2,4 млн долларов в день! А мы вынуждены создавать новые сорта, не получив ни копейки».

Очевидно, что без восстановления отечественной науки из этого тупика выхода нет. А ведь есть и альтернативный путь — биологизация земледелия, позволяющая производить экологически чистую продукцию. О ней сказано уже много, но дальше разговоров, похоже, дело не идёт.

Покупать не буду!

«А вы сами будете покупать продукты с маркировкой ГМО? Нет? Вот и я —нет, - говорит председатель Зернового союза сельхозтоваропроизводителей Воронежской области Антон Пермяков. - Люди в принципе боятся таких вещей. И, наверное, правильно делают, ведь никто не знает, что за этим стоит. Серьёзную конкуренцию продукты с ГМО не составят. Нам, русским, это трудно понять. В Канаде, Аргентине, Бразилии ГМО повышают рентабельность на 3-5%. В России рентабельность такого уровня и считать-то не научились. Так что пока это больше шумиха, что, впрочем, не отменяет необходимость научных исследований. А то получится, как в своё время с кибернетикой. Нужно исследовать геном, понимать, что и как связано. А что из этого применять, должно решать общество, посоветовавшись с наукой».

Нам не до ГМО

«Людям беспокоиться нечего, они будут видеть, где есть ГМО, и сами выбирать продукт. Пока серьёзных научных доказательств вреда ГМО нет, - считает заведующая лабораторией генетики и биотехнологии НИИ им. В. В. Докучаева Елена Тороп. - В сущности, любая гибридизация — это создание ГМО. Скрещивая организмы, человек вмешивается в генетику. Опасность в том, что процесс может выйти из-под контроля. Если нет изоляции, растения могут переопыляться, и уже не известно, что произойдёт в результате. Нужно не бояться, не запрещать ГМО, а грамотно организовать их использование — как в развитых странах.

Но сделано всё, чтобы у нас не было своих ГМО, чтобы мы отставали. Я считаю, что это большой проигрыш России. На сегодняшний день система семеноводства и контроля, налаженная в Советском Союзе и оптимальная для нашей страны, почти полностью разрушена. Ничего нового не создано. Мы даже без ГМО проигрываем в семеноводстве кукурузы, подсолнечника, картофеля. Бедность нашей науки не позволяет проводить исследования. Нужны специалисты, оборудование, изолированные участки. Если мы простое семеноводство не можем наладить, то создание ГМО — и подавно».

Решайте сами

«На сегодня нет достоверных данных ни о том, что ГМО наносят вред, ни о том, что они безопасны. Основной довод против — слишком маленькая статистика: ГМО используются только 20-25 лет, и вполне возможно, что какой-то отдалённый эффект мы упускаем. Это довольно сложные генетические коды, иногда мы даже не знаем, какие, - говорит доктор биологических наук Василий Попов. - По моему личному мнению, то, что в законе прописана обязательная маркировка таких продуктов, — вполне достаточная защитная мера. Если вы опасаетесь, платите больше и покупайте колбасу с маркировкой «без ГМО», если верите в сегодняшнюю науку, можете сэкономить.

Конечно, использование ГМО снижает себестоимость и повышает продуктивность. Потому эти продукты дешевле. Но когда ты выращиваешь их сам, то хотя бы понимаешь, какие линии, гибриды и т. д. используешь. Поэтому ситуация, когда мы сами выращивать продукцию с ГМО не можем, а импортируем неизвестно что, ещё опаснее. Технологии развиваются, и вполне возможно, что наши сертифицированные системы не способны определить новые векторы. Тем более что у большинства наших пищевиков нет технологической базы, чтобы на постоянной основе отслеживать поставки.

В России имеются центры, способные и создавать, и производить свои линии продуктов с ГМО. Так что пусть не по всем, но по некоторым важным культурам у нас есть потенциал».

Когда нет выбора

«С одной стороны, я опасаюсь ГМО и не покупала бы такие продукты себе и своим близким. Да, их вред не доказан, но учёные сами признают, что эффект в третьем-четвёртом поколениях не известен. Так что это палка о двух концах, - комментирует молодая мама Юлия Грибанова. - Есть дети с аллергией на молочные белки, даже на белок, который содержится в козьем молоке. И для многих новорождённых, которые не могут получать ни грудное, ни козье, ни коровье молоко, единственный выход — смеси на основе сои. А насколько я слышала, соя практически всегда — генно-модифицированная. Но иногда просто нет других вариантов выкормить ребёнка.

Конечно, информация должна быть указана на банке крупным шрифтом. Лично я планирую по возможности делать пюре из овощей, выращенных на своём приусадебном участке».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий