aif.ru counter
Жанна Томилина 0 5063

Тела не убирали неделями. Как немцы обращались с пленными курских лагерей

Какие ужасы происходили в немецких лагерях на территории Курской области в годы оккупации - в материале «АиФ-Черноземье».

Александра Горбунова / АиФ

В годы оккупации немцы создали множество лагерей для военнопленных. Здесь были убиты и замучены тысячи  людей. Среди  узников часто оказывалось и мирное население — дети, женщины.

«Заключённые раздеты и разуты»

В ноябре 1941 года гитлеровцы объявили все мужское население Курска военнопленными. Людей разместили в лагерях, организованных в районе Дальних парков, в трамвайном парке, на шпагатной фабрике, в помещении кинотеатра имени Щепкина, в ряде пустующих домов на улицах Советской, Интернациональной и в других местах. По данным на 30 ноября 1941 года, в Курске содержалось около 15 тысяч узников, 20 января 1942 года — до 10 тысяч человек. Заключённые в большинстве своём были раздеты и разуты. Шапки и верхнюю тёплую одежду у них отнимали немцы. Тела умерших неделями не убирались из бараков.

«Никакого питания в лагере (в районе Дальних парков) не выдаётся. Заключённые питаются только тем, что передают родственники», — указывалось в докладной записке УНКВД по Курской области обкому партии от 12 ноября 1941 года.

В разведсводке от 13 февраля 1942 года сообщалось, что в городе Курске в лагерях военнопленных (бараки военсклада № 311 и шпагатной фабрики) содержалось много заключённых, в основном мирного мужского населения.

«Заключённые полураздеты, бараки не отапливаются, питают заключённых похлёбкой из картофельной шелухи и мясом павшего скота. В лагере большая смертность».

В одном из актов о зверствах гитлеровцев в Курске отмечалось, что в лагере, расположенном на улице Глинище, было уничтожено более 300 пленных. Трупы убитых со связанными руками и ногами, расчлененные части тел были навешены на колючую проволоку, ограждающую лагерь.

Лагерь смерти

Особой жестокостью прославился лагерь на территории Пригородненской школы Щигровского района. Здесь за колючей проволокой томились не только военнопленные,  но и мирные жители — неблагона­дёжные, женщины и дети. Людей привозили из соседних районов — Касторенского, Тимского, Советского и даже из Воронежской области. Морили голодом, всячески издевались, убивали прямо во дворе.

Зимой убитых бросали в большую прорубь на пруду. Многие трупы вмерзали в лёд, а весной, когда начало таять, вода становилась красной от крови. Большие партии узников грузили на машины и вывозили на расстрел в овраг за посёлком — в район так называемой 5-й шахты у станции Фосрудник. Сколько погибло? Установить теперь трудно.

В акте из Госархива Курска перечислены фамилии комсомольцев из Знаменки: они были выданы немцам старостой. Их схватили в феврале 1942 года, били, сажали в погреб, а затем пешком отправили в Щигры в концлагерь, где они пробыли до 6 апреля 1942 года.

Свидетели рассказывали, что в лагере расстреливали каждый день по 5-8 человек. Всем запомнился комендант Вальтер. Пьяный, он бросал гранаты в камеры, а когда раненые выползали в коридор, пристреливал и даже рубил топором.

Поливали водой, пока не замёрз

В какой-то момент заключённых в Пригородней оказалось так много, что они уже не вмещались в здание школы. Тогда немцы приказали выкопать огромные землянки прямо на проезжей части дороги, и туда загоняли  людей. Утром, когда пленных поднимали, человек 5-6 уже не вставало — умирали от голода и холода. Кормили гнилой кониной, которую пленные приволакивали с остывшего поля боя, баландой из нерушеной гречихи и проса. В огромной яме-воронке, куда скидывали умерших, при раскопках обнаруживали слой человеческих костей, за ним слой лошадиных.

Уроженка Воронежской области Надежда Андреевна Прокопова была одной из тех, кто оказался в аду щигровского концлагеря. Вот как она вспоминала о пережитых несчастьях.

«Как представители неблагонадёжных семей и за отказ от работы 39 человек были угнаны в лагерь. Документы были написаны на нас так, чтобы мы не смогли быть в другом лагере. Сначала нас погнали в Курск. В Курске нас не приняли. Потом повезли в Щигры. Были там люди разных профессий. Давали баланду и кусочек хлеба. Однажды три дня не давали хлеба. Был случай, когда привезли хлеб, и мальчик 12 лет взял и отломил немного. Не успел он съесть и крошки, как его избили и посадили в подвал. Его били, поливали холодной водой. Делали это до тех пор, пока он не замерз. Мужчины сидели в блиндажах голые, босые. В очереди за баландой стоять нужно было прямо на снегу. Некоторые отмораживали ноги и тут же падали. Но в лагере была связь с нашими, и они нас воодушевляли. Им помогали люди, находившиеся в лагере, — Орлов, Булякова Раиса Даниловна. Потом я заболела тифом. Лежала в маленьком домике, там за мной ухаживали две женщины. Когда нас освободили, то наши односельчане взяли меня под руки и повели домой. Добираться нам помогали советские солдаты».

Лагерные кошмары для узников закончились 4 февраля 1943 года, когда 121-я и 132-я стрелковые дивизии 60-й армии Черняховского освободили Щигры.

DULAG-231

«На территории Курской области находилось множество сборно-пересыльных пунктов, — говорит кандидат исторических наук, руководитель центра «Поиск» Игорь Цуканов. — Они располагались в Понырях, Рыльске, Щиграх,  Глушково, Горшечном,  Дьяконово, Касторном, Щиграх. Были также пересыльные лагери — DULAG  No 134 (Льгов),  DULAG No 173 (Касторное), DULAG  No 191 (Щигры) и другие».

Так, по данным архива УФСБ по Курской области, в районе станции Касторная-Новая размещался пересыльный лагерь DULAG-231.

Около посёлка Новодворский с июля 1942 года по февраль 1943-го здесь были уничтожены более семь тысяч человек. К сожалению, большинство их имён до сих пор не известны. Лагерь находился на месте старой фермы. Немцы огородили 2-3 гектара земли колючей проволокой. Через неё пропустили электроток. Вокруг ходили часовые с собаками. Часть узников обитала в полуразрушенной конюшне, но большинство оставалось под открытым небом. Помимо военнопленных, здесь находилось много мирных жителей, которые были насильно эвакуированы из прифронтовой полосы.

В 2004 году на месте расположения лагеря поисковики провели две всероссийских «Вахты памяти». Кроме курян работали энтузиасты из Астрахани, Нижнего Новгорода, Москвы, Свердловской области. Удалось обнаружить и эксгумировать останки 222 военнопленных, которых перезахоронили в поселке Касторное (198 человек) и в посёлке Новокасторное (48 человек).

Не щадили детей

Но, пожалуй, самым страшным местом Курска поисковики называют Знаменскую рощу. Здесь, начиная с  2005 года, уже удалось обнаружить останки почти четырех тысяч человек. Находки бывали такие жуткие, что даже опытные поисковики теряли сознание. В одной яме лежали останки ста детей. И такие ямы  — через каждые 15-20 сантиметров.

Всего, по расчётам поисковиков, на окраине Курска во времена войны было расстреляно около семи тысяч человек. По словам руководителя отряда «Курская земля» Елены Сукмановой, кроме костей находят пуговицы и обувь.

«Встречались даже доски, прибитые гвоздями к ступням, — продолжает Елена. — То есть перед расстрелом людей пытали. Мы обнаружили распиленные черепа и берцовые кости — ещё одно доказательство зверств фашистов. Скорее всего, издевались они над ещё живыми людьми. Причём расстреливали далеко не всех. Некоторых забивали прикладами, о чём можно судить по проломленным черепам».

Изверги не щадили детей. В прошлом году поисковики наткнулись на останки ребёнка. Рядом лежала деревянная игрушка — черепашка.

«Жестокость немцев шокирует, — говорит Сукманова. — Находили и скелетик ребёнка, погибшего ещё в утробе матери — расстреляли беременную женщину».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах