aif.ru counter
Ирина Евсюкова 0 935

Обучили за неделю. Как готовили первый в СССР воздушный десант

Второго августа 1930 года на территории нынешнего Воронежа, а тогда хутора Клочкова, высадился первый в СССР воздушный десант. Это и стало днем ВДВ.

На месте высадки первого десанта в Воронеже установлен памятник и разбит сквер.
На месте высадки первого десанта в Воронеже установлен памятник и разбит сквер. © / Официальный туристский портал Воронежской области

День ВДВ многие связывают с тельняшками, голубыми беретами и их обладателями, плавающими в городских фонтанах. Немногие знают, что само появление воздушно-десантных войск в нашей стране связано с Леонидом Миновым - пионером парашютизма в СССР, человеком, совершившим первый прыжок с парашютом на советской земле 26 июля 1930 года. Спустя неделю две группы по шесть человек, вооружившись американскими парашютами «Ирвин», спрыгнули с борта двухмоторного самолета «Фарман-Голиаф» и благополучно приземлились, став первым десантниками Советского союза. О том, как шла подготовка к этому прыжку и откуда у российской десантуры американские корни, Леонид Минов описал в своем рассказе из сборника «В километре от планеты Земля». «АиФ-Черноземье» публикует самые яркие воспоминания легендарного парашютиста.

«Мне хотелось летать, а тут дело совсем новое, неизвестное»

В 1920-е годы в руководстве Советской армии стали задумываться о создании спецподразделений, которые могли бы молниеносно перебрасывать военные группы и оружие по воздуху. Парашюты изобрели только десяток лет назад и использовали их только в целях спасения пилотов из терпящих крушение воздушных кораблей. Первым человеком, который предложил применять парашют в военных целях, и стал Леонид Минов. Как известно, инициатива наказуема. И так как в то время это направление активно развивали американцы, Минову было приказано отправиться в США на обучение.

«После совещания меня позвал Петр Ионович Баранов, начальник ВВС, и спросил: «В своем докладе вы говорили, что вслепую летать надо непременно с парашютом. Леонид Григорьевич, а как, по-вашему: нужны ли парашюты в военной авиации?» Что я мог тогда сказать! Конечно, парашюты нужны, - пишет Минов. - Лучшим доказательством тому был вынужденный прыжок с парашютом летчика-испытателя М. Громова. Вспомнив этот случай, я ответил Петру Ионовичу утвердительно. Тогда он предложил мне поехать в США и познакомиться, как у них обстоят дела со спасательной службой в авиации. Честно говоря, я согласился неохотно. Мне хотелось летать, а тут дело совсем новое, неизвестное».

В американском городе Буффало, где завод «Ирвин» выпускал спасательные парашюты, Минову предложили попробовать продукцию в действии и совершить прыжок. Военному летчику отказываться от такого предложения не пристало, и он прыгнул. После Минов принял предложение американского коллеги Барта Уайта принять участие в соревнованиях на точность приземления и, к всеобщему удивлению, занял там третье место, обогнав на две позиции самого Уайта. Домой Леонид Григорьевич приехал с дипломом парашютиста и тремя удачными приземлениями за плечами.

«Чур, я первый!»

Получив должность инструктора по летной подготовке, Минов стал руководителем первых сборов 11-й авиабригады Московского военного округа, на котором летчиков должны были обучить прыжкам с парашютом. Помощником Леонида Григорьевича стала еще одна легенда советского десанта Яков Мошковский – тогда еще молодой и бесстрашный летчик.

Позже летчик-испытатель Игорь Шелест опишет в своей повести «С крыла на крыло» первую встречу первого и второго парашютиста Советского союза. «Товарищ командир, если станете подбирать тех, кто захочет прыгать, так, чур, я первый!...» - с порога заявил Мошковский Минову. Так и случилось.

Но прежде чем обучать бойцов опасному делу, Минову предстояло провести первый показательный прыжок. Он состоялся 26 июля 1930 года на воронежском аэродроме.

«Конечно, все, кто был на летном поле, считали меня асом в этом деле. Ведь я здесь был единственным человеком, который уже получил воздушное парашютное крещение и прыгал не раз, не два, а имел целых три прыжка! – пишет парашютист. - От пристальных взглядов, повышенного внимания я смущался, волновался еще больше, но старался ничем не выдать себя. Хотелось выполнить прыжок как можно лучше, своим поведением заинтересовать летчиков, вселить в них уверенность, зажечь их желанием сделать то же самое.

Вместе со мной готовился к прыжку летчик Яков Мошковский, назначенный на сборах моим помощником. Больше желающих пока не было. Мой прыжок действительно удался. Приземлился я легко, недалеко от зрителей, даже на ногах устоял. Встретили аплодисментами. Откуда-то взявшаяся девушка вручила букет полевых ромашек».

В тот же день совершил прыжок и Яков Мошковский. Правда, не так удачно. Немного замешкавшись перед решающим шагом, он в итоге приземлился на строящееся здание. К счастью, не пострадал. Успех Мошковского и Минова заразил бесстрашных летчиков 11-й авиабригады, и на третий день сборов количество прыгнувших достигло трех десятков.

ДесантУчения по высадке парашютного десанта с бомбардировщика ТБ-3, РККА, 1930 год.
Учения по высадке парашютного десанта с бомбардировщика ТБ-3, РККА, 1930 год. Фото: Commons.wikimedia.org

«Оригинальное и интересное задание»

Успех первых дней сборов оценили и в военном руководстве страны. Леонид Минов лично доложил о выполнении задания начальнику Военно-воздушных сил Петру Баранову.

«Выслушав по телефону мой короткий доклад о ходе занятий, Баранов спросил: «Скажите, можно и за два-три дня подготовить, скажем, десять или пятнадцать человек для группового прыжка?»… «Надо ли говорить, что это оригинальное и интересное задание мы приняли к исполнению с огромным энтузиазмом».

Самолет, с которого было решено производить высадку десанта, - французский «Фарман-Голиаф» позволял парашютистам спрыгивать прямо из «салона» через открытую дверь. На бомбардировщиках ТБ-1, применявшихся ранее, десантникам приходилось вылезать на крыло. Правда, взять всех десятых добровольцев на борт мешала небольшая грузоподъемность. Десантников разделили на две группы – одну возглавил Минов, другую Мошковский. С третьего борта было решено выбросить оружие и боеприпасы, необходимые для задания. Для этого применялись грузовые парашюты.

Фото: «Воронеж. Страницы истории»

2 августа 1930 году высадка десанта состоялась.

«Бойцы буквально высыпали из самолета, я нырнул последним и тут же дернул кольцо. Посчитал — все купола раскрылись нормально. Приземлились мы почти в центре площадки, недалеко друг от друга. Бойцы, быстро собрав парашюты, подбежали ко мне. Тем временем над головами прошло звено Р-1 и на краю хутора сбросило шесть парашютов с оружием. Мы кинулись туда, распаковали мешки, достали пулеметы, патроны, - вспоминает Леонид Минов. - И вот уже в небе вновь появился наш «Фарман» со второй группой. Как и было запланировано, группа Мошковского покинула самолет на высоте 500 метров. Приземлились они рядом с нами. Понадобилось всего несколько минут, и 12 десантников, вооруженных двумя ручными пулеметами, винтовками, револьверами и гранатами, были в полной готовности к боевым действиям».

Спустя четыре года после первых учений в сборах участвовали уже шесть сотен парашютистов. Развитие десантных войск в СССР развивалось с невероятной скоростью, а Минов стал автором важных разработок в области планеризма. В 1941 году легендарного парашютиста репрессировали. Семь лет он провел в лагерях и в ссылках, был лишен всех наград и тогда в середине 1950-х освобождено. До глубокой старости Леонид Минов возглавлял Федерацию авиационного спорта Москвы.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах