aif.ru counter
Мария Смирнова 0 707

«Кончим войну, встретимся». О чём 15-летний разведчик писал матери с фронта

Все материалы сюжета 75 лет Курской битве

Володя Султанов ушел на фронт и стал сыном полка в 13 лет. До дня своей гибели в 1944 он писал родным письма. «АиФ-Черноземье» публикует послания юного разведчика семье.

Письма Володи Султанова в музей отдали его родные.
Письма Володи Султанова в музей отдали его родные. © / военно-исторический музей «Юные защитники Родины»

В курском музее «Юные защитники Родины» хранятся письма разведчика Владимира Султанова, погибшего в 1944 году близ деревни Долгино Львовской области. Почтовые карточки пожелтели от времени, но химический карандаш не стёрся, и текст читается свободно. В этих коротких письмах на полстранички нет описаний боёв, солдатского быта. Лишь лаконичные сообщения о том, что он жив-здоров. Но сколько в этих весточках с передовой тепла, заботы о своих близких, веры в скорую встречу!

15-летний защитник

Володя ушел на фронт в 13 лет. Фото: военно-исторический музей «Юные защитники Родины»

Володя Султанов родился в 1929 году в селе Глебово Фатежского района Курской области. Мальчишка рос живым, подвижным, играл со сверстниками в казаки-разбойники. Володя рос без отца и рано начал помогать матери по хозяйству, не чурался никакой работы. Увлекался книгами о выдающихся личностях, полководцах, любил петь в два голоса со старшей сестрой Валюшкой.

Володе не исполнилось ещё и 13-и, когда он услышал непривычно грозное слово «война». В июле 1942 года фашисты оккупировали правобережье Воронежа, где в то время жила семья Султановых. 156-й отдельный истребительный противотанковый дивизион занимал рубеж на левом берегу реки Воронеж. И вот то на одной, то на другой батарее появлялся Володя Султанов и сообщал о высмотренных им вражеских огневых точках, о передвижениях гитлеровцев. Его данные подтверждались дивизионной разведкой.

Подросток ни за что не хотел отсиживаться в тылу и упросил командира оставить его в части. В последний момент забежал домой попрощаться. Мать, узнав о решении сына, зашлась в плаче, словно предчувствовала сердцем, что больше не свидятся.

Бойцы полюбили Володю как младшего брата, как сына. Шустрому, исполнительному мальчишке давали разные поручения: то он дежурил у телефона в штабе полка, то разносил почту, был связным. Посылали его в разведку, хотя командиры и солдаты всячески оберегали мальчишку, старались под разными предлогами оставлять его в штабе. А он страшно не любил, когда ему делали поблажки. Мечтал стать командиром, готовил себя к этому — метко стрелял из пистолета и карабина. Волевой, неунывающий, без жалоб переносил тяготы полевой жизни. Вот таким запомнился отважный орлёнок бывшему начальнику санитарной службы курянину Разинькову.

Можно лишь догадываться, что чувствовал мальчонка, оказавшийся в огненном пекле Курской дуги. Наверняка ему было страшно, и он мысленно звал маму, но солдатский долг не позволил струсить. Рядовой Султанов проявил себя настоящим мужчиной и в дальнейшем, когда в составе 1497-го артполка 112-й Рыльско-Коростеньской стрелковой дивизии участвовал в боях за освобождение Украины.

Могилу нашли через 43 года

В мае 1945 года его мама Анна Ивановна Султанова получила извещение на казённом бланке, что красноармеец Владимир Викторович Султанов, верный воинской присяге, погиб 18 июля 1944 года и похоронен в Стрилиловском районе Львовской области. К сожалению, не осталось свидетельств, как и при каких обстоятельствах погиб Володя. У его мамы Анны Ивановны, переехавшей с дочерью Валей после войны в Курск, очень долго не было никаких данных о судьбе сына. Валентина Викторовна сохранила его фронтовые письма, всё, что осталось в память о брате. Однако точное место его захоронения оставалось неизвестным.

В письмах Володи с фронта (в 1980-х годах они были опубликованы в Москве в сборнике «Письма с фронта») упоминались две фамилии: Романов и Гармаш. Но где же их можно было разыскать, да и остались ли они живы после войны? К счастью, на публикацию одного письма Султановой в «Курской правде» откликнулся Николай Разиньков, а через него удалось найти и бывшего начальника штаба дивизиона, жившего теля в городе Носовки Черниговской области. Он-то и помог семье Султановых связаться с красными следопытами Львовщины. Оказалось, Володя похоронен в городе Каменка-Бугская на мемориальном кладбище.

«Целых 43 года мы с мамой искали следы нашего милого мальчика и его могилу, — вспоминала сестра героя Валентина Султанова. — И лишь в 1987 году удалось поклониться его праху. Я ездила в Каменку-Бугскую. Мама, уже тогда преклонного возраста, не смогла. Тёплой была встреча в средней школе №1 с пионерами отряда, который носит имя брата, и их учительницей Ольгой Александровной Осадчук. Побывали мы и на кладбище, и на месте гибели Володи. Не передать, что я испытала в тот момент. Плакали и я, и дети. С поля, где погиб брат, привезла домой земли. Одну гильзу передала в музей «Юные защитники Родины», другую — в Глебовскую среднюю школу Фатежского района».

Имя 15-летнего орлёнка Владимира Султанова не вычеркнуто из людской памяти. Приказом № 8 за 1969 год за подписью полковника Арутюнянца он посмертно зачислен во Всесоюзный полк сынов полка. В 1987 году из Львовской области Украины пришло в Курск известие, что в селе Руда-Силецкая одна из улиц названа в честь Володи Султанова. Его именем названо и поле, где оборвалась жизнь 15-летнего бойца.

«Мама, я жив!»

«АиФ-Черноземье» публикует письма Володи Султанова с фронта без изменений. 

18 июля 1943 года

«Добрый день или вечер, мама и сестра Валя. В первых строках своего письма сообщаю вам, что мы живы и здоровы, чего и вам желаю.

Мама, я очень обижаюсь, почему такому Валя пишет так странно, как будто я не пишу вам писем, письма я писал очень давно, но они, наверное, ещё не дошли, так как я написал адреса карандашом. Но пока из-за этого скандалить не будем.

Мама, Валя пишет, что вы посылали много писем, но пришло только два. В последнем письме, прочитав, Григорий Гармаш очень обиделся, почему вы всем передали привет, а про него забыли.

Мама, прошу вас прислать две фотокарточки — свою и Валину, так как я отсылаю вам одну Романова А. Пока писать больше нечего. Мой адрес 06672 п.п».

1 апреля 1944 года

«Здравствуйте, мама и сестра Валя! В первых строках своего письма сообщаю вам, что мы с Гришей пока живы и здоровы, чего и вам желаю. Письмо я ваше получил, писанное 8 марта 1944 года. Прочитав его, сажусь, пишу. Сегодня я взял свои фото, одно из них послылаю вам, хотя они вышли плохие, но ничего — хорошие пришлю, когда война кончится. Своё-то я посылаю, но когда от вас получу, не знаю, ведь я у вас прошу уже четыре месяца и никак не могу допроситься. Если можно, то пришлите побыстрей. Да и письма пишите почаще, а то зависть берёт: все получают а я — нет».

7 июля 1944 года

«Здравствуйте, дорогая моя мама. Сообщаю вам, что я жив-здоров, чего и вам желаю. Мама, вы, наверное, обижаетесь, что я долго не писал вам писем, но я ведь вам писал, что нахожусь в дороге, и сейчас я вам пишу с настоящего места. Мой новый адрес Полевая почта 34703 «А». Находимся пока вместе с Гармашом, не знаю, как будет дальше. Пока до свидания, остаюсь ваш сын Султанов В.»

Последнее письмо датировано 17 июля 1944 года. Оно написано за день до гибели. 

«Милая мамочка! Адрес мой снова меняется. До сообщения моего адреса писем пока не пиши. Потерпите немного. Кончим войну, встретимся. Целую. Твой сын Володя. Привет от меня тёте Кате, Вале, бабушке, остальным знакомым». 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах