Юрий Голубь 0 240

«Имитируют политактивность». Чем отличились воронежские депутаты в Госдуме?

Большинство местных депутатов незаметно ни в Госдуме, ни в Воронеже. «АиФ-Черноземье» разбирался, что же они успели сделать за последнее время.

Екатерина Изместьева / АиФ

Максима «депутат — слуга народа» сегодня звучит иронично, что вполне понятно: люди должны знать того, кто представляет их интересы в высших эшелонах власти, и понимать, что именно он делает. А с этим напряжённо: большинство воронежцев не имеет ни малейшего представления о работе своих «слуг» и о том, что какая-то работа в принципе ведётся.

Разрешите познакомиться

Интересно, многие ли знают, что Воронежскую область в Государственной Думе представляют аж 12 депутатов, и отнюдь не все из них — наши земляки?! Дело в том, что в 2016 году по партийным спискам кандидаты выдвигались сразу от группы регионов — Владимирской, Липецкой, Воронежской и Рязанской областей.

Так что воронежцы «вслепую» избрали бывшего мэра Липецка Михаила Гулевского, полковника ВВС Владимира Богодухова, бывшего министра сельского хозяйства РСФСР и депутата Госдумы всех её созывов Геннадия Кулика, 26-летнего выпускника МГУ по специальности «политолог» Бориса Чернышова. Из этих народных избранников в Воронеж время от времени заезжает только последний. 

Так, может быть, слуги народа слишком заняты парламентской работой? Недавно Институт социально-экономических и политических исследований и Центр содействия законо­творчеству опубликовали рейтинг законодателей, активно проявивших себя в осеннюю сессию 2017 года. В топ-50 не вошёл ни один представитель Воронежской области, кроме многолетнего парламентария, адвоката-москвича Андрея Макарова, занявшего второе место. Осенью были приняты семь его законопроектов, которые касались поддержки бизнеса, АПК и меценатства, а также парламентского контроля. Кроме того, Андрей Макаров внёс два новых документа. Впрочем, в решении проблем воронежцев этот депутат замечен не был.

Кто заметнее?

Кроме того, эксперты изучили, насколько активно парламентарии обсуждают законопроекты в социальных сетях. Здесь себя неплохо проявил телевизионный журналист Евгений Ревенко. Так, он положительно высказывался по поводу федерального бюджета на 2018-2020 годы, вместе с другим воронежским депутатом — лидером партии «Родина» Алексеем Журавлёвым — поддержал наделение некоторых СМИ статусом иностранных агентов, одобрил введение дополнительных ежемесячных выплат при рождении первого и второго ребёнка. К слову сказать, Евгений Ревенко достаточно заметен в Воронеже.

В интернете много высказывался и Сергей Чижов — по поводу продления программы материнского капитала и закона о телемедицине. Впрочем, такая активность не удивительна, если учесть, что у известного воронежского бизнесмена есть собственная пресс-служба.

И всё-таки: что делают наши депутаты для Воронежа и области? Так, 25 января, в день 75-летия освобождения Воронежа, Евгений Ревенко обратился в Министерство культуры с просьбой найти, наконец, средства для реставрации знаменитой Ротонды. Недавно приезжал на родину и наш земляк Алексей Журавлёв. Правда, решал в основном политические задачи — здесь прошла региональная конференция партии «Родина». Регулярно наведывается в Воронеж и единственный представитель КПРФ Сергей Гаврилов, который рассказывает о своей поддержке воронежского авиазавода. Правда, насколько она эффективна, — непонятно.

Остальные в основном фигурируют лишь в длинных списках авторов того или иного законопроекта. Однако не надо быть Нострадамусом, чтобы предсказать: перед выборами многие из депутатов вновь начнут бурную деятельность. И, возможно, мы о них даже услышим.

Всё согласовано до нас

Николай Сапелкин, общественный деятель:

«На Западе есть два формата депутатов: лоббист и авторитетный общественный деятель, чьё присутствие в парламенте повышает репутацию той или иной группы. В России в 1990-е в депутаты бросились, прежде всего, нечистоплотные люди, которые стремились через депутатский мандат получить свободу от судебных преследований.

В процессе становления политических партий политика в России практически перестала быть публичной, а стала заорганизованной и согласованной с президентской администрацией. У нас сложился новый — думаю, переходный — тип депутата. Это, как правило, непубличная персона, поскольку согласовывается присутствие в парламенте с людьми, принимающими решения. Такому депутату не нужно лоббировать интересы региона. Ведь он, по сути, не был выбран. Список согласовали в Москве, а потом спустили в регион и узаконили».

Ни трибун, ни лоббист...

Дмитрий Нечаев, доктор политических наук:

«Демократические процедуры предполагают, что политики должны быть активными и яркими. Но система, сложившаяся в последние десятилетия, выдвигает не трибунов, а серых личностей, аппаратных чинуш. Поэтому нельзя сказать, что наша Госдума является площадкой для дискуссий. 

Хотя, конечно, среди воронежских депутатов есть и исключения. Я бы отметил Евгения Ревенко и, как ни странно, Сергея Чижова. Другой вопрос, какие результаты — положительные или отрицательные — приносит активность последнего. Ну, и как промежуточный вариант можно назвать Аркадия Пономарёва. Всё-таки у него серьёзный политический и финансовый вес. Люди о нём знают. Все остальные скорее имитируют политактивность.

Это противоречие должно разрешиться, ведь мы вступаем в эпоху информационного общества с множеством каналов коммуникации. Если нет яркости — нет влиятельности. Нет влиятельности — нет серьёзного лоббирования. А значит, в федеральных структурах, где реально распределяются финансы для регионов, не будут иметь дела с этими людьми, не будут реагировать на их инициативы. Поэтому через пять лет перед такими серыми личностями встанет реальный вопрос: а переизберут ли их люди? Что подвигнет проголосовать ещё раз за того же кандидата? Реальной деятельности депутатов для этого не хватит. Единственное, на что они могут рассчитывать, — это административный ресурс региональной и муниципальной власти».

Имитация парламента

Владимир Киреев, политолог:

«Российские демократические институты изначально, ещё в 1990-е, носили имитационный характер. Тогда контроль над ситуацией захватили псевдопубличные либеральные политики, которые принимали настоящие решения в закрытом режиме, консультируясь с западными экспертами. Выборы были образцом цинизма, наплевательского отношения к интересам граждан. В приоритете были ценности криминально-олигархических групп.

В начале нулевых годов формальная публичная политика была поставлена под контроль администрации президента. Это был шаг вперёд. Политика стала нести ответственность, но только перед высшим руководством в лице президента Владимира Путина. И политики в первую очередь стали обращать внимание на то, как понравиться партийному начальству, а уже во вторую — потенциальным избирателям. 

Это не вполне здоровая система. Ключевые решения по-прежнему принимаются кулуарно. Но, к сожалению, публичная политика в нашей стране свойственна, прежде всего, провокаторам. Когда она станет ответственной? Сложно сказать. Ведь и западная политика носит всё более спекулятивный характер, не отвечает интересам граждан, игнорирует вызовы времени, от которых зависит будущее общества. В связи с тем, что ключевые решения принимает не депутатский корпус, а исполнительные органы власти, интересы регионов могут лоббировать губернаторы, вице-губернаторы, может быть, сенаторы. А депутаты в большинстве своём сосредоточены на собственных эгоистических интересах. Законы пишут юристы, поправки вносят администрация президента и исполнительные органы власти, а парламентарии лишь имитируют бурную деятельность».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах