Юрий Голубь 0 534

Борьба за место под солнцем. Какие кланы вершат судьбы Воронежской области

За власть в Воронеже и области борются несколько крупных групп влияния.

Кланы правят миром. Такова уж природа власти: родственные узы, общие бизнес-интересы, а порой и совершённые преступления объединяют разного рода деятелей гораздо сильнее, чем официальные партии и ведомства.

И то, что в Воронеже связи решают очень многое, разумеется, не секрет для большинства горожан. Какие же группы владеют Воронежем? И почему именно они?

Взлёт и падение

Теневая власть
Не стоит думать, что коммунальный клан занимается лишь управлением жильём. Так, есть мнение, что с той же бизнес-группой связаны и фирма «Каскад», которая управляет мусорным полигоном в Семилукском районе, куда доставляют бытовые отходы со всего Воронежа, и организации, вывозящие мусор с большинства городских контейнерных площадок. А с некоторых пор бизнес-империя приобрела власть и над смертью горожан. Так, в 2015 г. была создана компания «Воронежское похоронное бюро», которая по конкурсу получила право оказывать ритуальные услуги на всех городских кладбищах, а сейчас планирует построить первый в столице Черноземья крематорий. Размах впечатляющий – пожалуй, можно говорить о теневой городской власти. Действительно, как может муниципалитет повлиять на структуру, которая в два счёта способна устроить мусорный коллапс? Достаточно пару недель не вывозить отходы, чтобы поставить на колени город-миллионник. Впрочем, и сегодня коммунальщикам, столкнувшимся с упрямством чиновников управы, ничего не стоит, к примеру, увезти контейнеры с площадки – прецеденты были.

Наверное, сегодня не так уж много горожан вспомнит бурную деятельность общественного движения «Родной Воронеж». В 2000-х организация была официальной вывеской группы бизнесменов и выходцев из комсомола, прочно обосновавшихся в городских органах власти. Подряды на школьное питание, точечное строительство в центре города, общественный транспорт, сеть алкомаркетов, приобретение Левобережных очистных сооружений – перечислять проекты этого клана можно долго. Неудивительно, что политики и журналисты стали в шутку называть Воронеж Лёнинградом – в честь неформального главы клана Леонида Зенищева.

Начав как друзья и партнёры, члены группы, по слухам, вскоре породнились – как между собой, так и с представителями администрации прежнего губернатора Владимира Кулакова. Через множество скандалов группа уверенно шла к вершинам влияния и достигла их в 2008 г., когда её представитель – Сергей Колиух – был избран мэром Воронежа, его сподвижник Александр Шипулин возглавил городскую Думу, а Леонид Зенищев стал вице-спикером. Обосновались в депутатских креслах и другие соратники.

Но, несмотря на все старания – Сергей Колиух организовал пышное празднование 425-летия Воронежа, а Леонид Зенищев изрядно вложился в реконструкцию парка «Алые Паруса», – родноворонежцы так и не стали своими ребятами для нового главы региона Алексея Гордеева. Праздник длился недолго.

В июне 2012 года губернатор заявил о «коррупционном клубке» вокруг мэрии Воронежа, после чего было заведено сразу несколько уголовных дел. Так, выяснилось, что депутат-родноворонежец Алексей Сергеев на посту директора «Воронежтеплосети» в 2008-2010 гг. расплачивался с поставщиками ресурсов через ненужного посредника – фирму «Орион», а также покупал у неё трубы по завышенным ценам. Впрочем, дело было прекращено: Сергеев признал вину и полностью возместил нанесённый муниципальной казне ущерб.

От должности народного избранника пришлось отказаться Александру Шипулину, съездившему с супругой в 2008 году в Париж за почти 900 тыс. бюджетных рублей. Он тоже чуть было не отделался искренним раскаянием, но суд отклонил ходатайство защиты. В итоге пришлось заплатить 75 тыс. руб. штрафа.

Особое внимание было приковано к делу Леонида Зенищева. Как первоначально подозревали правоохранители, «серый кардинал» мэрии якобы обеспечил парламентское решение о переводе земельного участка в парке Дурова за цирком из зоны озеленения в зону застройки. Но в итоге следователи дело прекратили, заключив, что Зенищев никак не влиял на коллег-депутатов.

Пожалуй, меньше всего повезло депутату Александру Тюрину. Он как учредитель компании «Эколайнер» предоставил налоговикам ложные сведения и получил из бюджета компенсацию НДС в 12 млн руб. Целый год депутат провёл в СИЗО, но в конце концов тоже деятельно раскаялся и был освобождён.

Впрочем, Колиух и Тюрин сегодня снова депутаты. Правда, теперь клан терзают междоусобицы. Яблоком раздора стал всё тот же «Эколайнер», завод по производству картона, – за контроль над предприятием схватились Зенищев и Тюрин. Между заводом и расположенными по соседству ЛОС  началась настоящая война с захватом проходных, направлением стоков на участок соседа и записью видеообращений к президенту.

Рука об руку

Кто же сегодня на первых позициях? Если судить по количеству мест в парламентах и должностей в администрациях, самым мощным выглядит строительный клан Воронежа. Его успехи вполне объяснимы. После развала промышленности строительный комплекс стал ведущей отраслью воронежской экономики – соразмерно выросло и влияние его капитанов. Со временем их число пополнили и выходцы из другого бизнеса, сколотившие первые миллионы на продаже компьютеров, тренажёрных залах и т. д. – строить жильё оказалось выгоднее.

Руководители строительных компаний существуют в прочном симбиозе с властью. Взаимный интерес очевиден: строителям нужны новые земельные участки в привлекательных местах, чиновникам необходимо выполнять закон и расселять льготников и жильцов ветхих домов.

Кто организовал транспорт?

Едва ли не главным позором Воронежа давно считается его общественный транспорт. В соседнем Липецке пассажиры расплачиваются за проезд с помощью карточек, с недавних пор по городу стали ходить новые электробусы. Вскоре этот вид транспорта должен появиться и в Тамбове. Но в миллионной столице Черноземья по-прежнему господствует чёрный нал и встречаются списанные из Европы автобусы.

За такое положение дел горожане могут поблагодарить транспортное лобби. Его ведущий представитель – депутат гордумы Дмитрий Крутских, глава группы компаний «Автолайн», являющейся крупнейшим перевозчиком в Воронеже. Кстати, при прежнем мэре Дмитрий Крутских даже возглавлял управление организации городских пассажирских перевозок. В областной Думе транспортное лобби представлено бывшим спикером Владимиром Ключниковым.

Во власти ЖКХ

Всё течёт, всё меняется. И в последние годы на первый план выходит коммунальный клан, обосновавшийся, прежде всего, в городской Думе. Пожалуй, ни для кого из экспертов, хорошо знакомых с воронежским ЖКХ, не секрет, что 16 крупных УК, обслуживающих 60% городских многоэтажек, подконтрольны единой структуре. До 2013 г. она называлась Воронежской коммунальной палатой и считалась связанной с бизнесменом Вадимом Ишутиным. В марте 2013 г. в офисе палаты прошли обыски, но уголовное дело о пропаже 500 млн руб. коммунальных платежей так ничем и не закончилось. Формально ВКП существовать перестала, но на деле продолжает работать, не сменив даже офис.

Так, компании пользуются услугами одного и того же – крупнейшего в регионе – расчётного центра ЕПСС, который возглавляет депутат городской Думы Руслан Кочетов. Формально эта фирма – всего лишь подрядчик, печатающий платёжки, но, как говорят в кулуарах коммунального бизнеса, именно здесь распределяются собранные с горожан деньги.

Впрочем, воронежские депутаты – лишь часть разветвлённого коммунального лобби. Так, областное УФАС, оштрафовавшее ЕПСС и 16 управляющих компаний на сумму более 95 млн рублей, фактически отодвинули от участия в судебном процессе с помощью федеральных антимонопольщиков. В итоге спор о прозрачности схемы сбора и перечисления коммунальных платежей завершился мировым соглашением.

Куда тянет лобби?

Дмитрий Нечаев, политолог:

«Деловая элита разбивается на группы по интересам, и по большому счёту здесь ничего страшного нет – это характерно для любого государства. Региональное руководство в лице губернатора попыталось снизить влияние кланов, объединив их в так называемое гражданское собрание «Лидер». И пусть это не избавило от кланов, но негатив, который исходил от них при прежнем губернаторе, был несколько микширован.

Некоторые кланы можно оценить со знаком «плюс». Серьёзная группа объединяет строителей, несмотря на то, что влияние строительного лобби фрагментарно. Я бы выделил группу аграриев – Князева, Алименко, Пономарёва и др. – эти депутаты и бизнесмены имеют позитивный вес, поскольку пытаются лоббировать интересы сельского хозяйства на федеральном и региональном уровне.

Со знаком «минус» я бы выделил финансово-политический клан, главой которого, на мой взгляд, по-прежнему является бизнесмен Вадим Ишутин. С этим кланом связана часть структур регионального правительства. Это сообщество пытается контролировать чиновников, реализовывать непрозрачные схемы, включается в игру, которая определяет, кто будет следующим мэром и губернатором».

Сплошное жлобство

Фёдор Ковалёв, экс-депутат гордумы:

«У воронежских кланов нет патриотизма, есть лишь стремление к наживе. Хочется сказать: зарабатывать зарабатывайте, но и для города что-нибудь делайте! Но наши депутаты в лучшем случае поставят во дворе лавочку, а рядом табличку – дороже, чем сама лавочка: мол, сделал депутат такой-то. Сплошное жлобство!

Помните, как группа депутатов, связанная с бывшим мэром, прихватила левобережные очистные сооружения? Понятно, что ЛОС нужно реконструировать. Но ведь не было вложено ни копейки. Наоборот, внесли законопроект о том, чтобы увеличить плату за канализирование. Я бы понял, если б взяли кредит, отремонтировали, улучшили экологию, а потом – зарабатывайте! Бизнесмены конкурируют, бьются за сбыт, а здесь гарантированный доход! Нужно только хлопнуть население по карману.

На мой взгляд, самый мощный клан у нас – строительный. Неудивительно, что в Воронеже застраиваются парки, а новые многоэтажки «сажают» на старые сети».

Застряли в средневековье

Николай Сапелкин, общественный деятель, краевед:

«Существование кланов в общественной и политической жизни нашего государства говорит о том, что мы прочно застряли в средневековье. Кланы перекрывают работу социальных и карьерных лифтов. В эти сообщества люди попадают по криминальным или по девиантным связям, поэтому кланы так устойчивы.

Прискорбно, что группы влияния раздирают Воронеж на части, создавая всё новые противоречия. Ни о каком общественно-политическом развитии не может быть и речи, пока эта практика не будет изжита. Но агония может затянуться надолго. Задача государственных институтов – правоохранительных органов, суда, администрации президента – ликвидировать кланы».

Кто опаснее?

Галина Кудрявцева, член общественной палаты Воронежа:

«В своё время я предупреждала, что передача платежей на уровень управляющих компаний приведёт к катастрофе. Так и получилось: самый опасный и крепкий клан у нас – это, конечно же, клан воронежской коммунальной палаты. Он поддерживается чиновниками, в бизнесе также задействованы родственники сотрудников правоохранительных структур и другие силы. И их позиции могут пошатнуться в одном случае – если выйдет закон о переходе на прямые отношения между потребителями и поставщиками ресурсов.

На второе место я бы поставила транспортников. Хозяева этого бизнеса тоже делают деньги практически из ничего. Ради них разгромили воронежский электротранспорт. Тут, кстати, и движение «Родной Воронеж» ещё на плаву. Отсюда и придумки про метро – несусветная глупость. Цель – не развивать транспорт, а только грести деньги.

И уже на третьем месте – строители. Если другие просто тащат деньги из кошельков, то эти хотя бы производят, зарабатывают. Другое дело, насколько цены соответствуют затратам. Но строители в общем и целом после себя оставляют добро. Хотя с ними тоже иногда нужно бороться – чтобы не похабили город, не строили там, где нельзя.

Коммунальный «клан» Воронежа

  • Евгений Китаев, депутат областной Думы, зампредседателя Комитета по экологии и природопользованию
  • Руслан Кочетов, депутат городской Думы, гендиректор ЕПСС ЖКХ Воронежской области
  • Олег Турбин, депутат городской Думы, руководитель проектов городского хозяйства
  • Виктор Ковалёв, депутат городской Думы, директор фирмы «Ресурс-контроль»
  • Роман Фёдоров, депутат городской Думы, директор аварийно-диспетчерской службы «Лифт»
  • Олег Бурцев, депутат городской Думы, экс-сотрудник УБОП

Строительный «клан» Воронежа

  • Сергей Лукин, член Совета Федерации, основатель компании ДСК
  • Олег Гречишников, руководитель департамента строительной политики Воронежской области, выходец из ДСК

Областная Дума:

  • Александр Цыбань, гендиректор компании «Выбор»
  • Владимир Свиридов, главный строитель ДСК
  • Иван Таратин, директор фирмы «СпецМонолит-2» (ДСК)
  • Иван Куликов, директор компании «ИП К.И.Т.»
  • Пётр Семёнов, основатель компании «Воронеж-Дом»
  • Сергей Гончаров, глава группы компаний «Развитие»
  • Дмитрий Лукинов, директор компании «Квартал»
  • Александр Овсянников, замгендиректора компании «Аксиома»
  • Евгений Хамин, гендиректор «Группы компаний Хамина»
  • Анатолий Шмыгалёв, основатель компании «Инстеп»

А также ряд депутатов городской Думы.

P.S. Как работает коммунальная система города и АО «Единая процессинг-сервисная система ЖКХ Воронежской области», читайте в ближайших номерах «АиФ-Черноземье».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах