aif.ru counter
Вероника Тутенко 341

Антирелигиозный музей, ДК и храм. История уникального курского костела

В 1896 году в Курске появился единственный в Черноземье костел - в неоготическом стиле, с двумя башнями-шпилями, с 27 позолоченными крестами, расположенными на портале и по бокам храма, и украшенный мозаикой.

Архитектура Курска далека от готики. Тем загадочнее здание чуть в стороне от центра, которое непременно покажут гостям. Тянется шпилями ввысь, приглашая к размышлениям, единственный в Черноземье костёл. А на Рождество, когда мягкий отблеск витражных окон ложится на снег, оно одновременно такое уютное и величественное, что, кажется, вот-вот сами откроются ворота, приглашая пройти в прошлое.  

Венчание Малевича

С римско-католическим храмом Успения Божией Матери Курска так или иначе связаны многие известные имена: Блаженная Болеслава Лямент, польский курянин — участник партизанского движения Тадеуш Орловский. Здесь венчался Казимир Малевич, занимался в фотостудии фотохудожник с мировым именем Геннадий Бодров.

Первые упоминания о римско-католическом приходе отсылают к 1864 году. Прежде недалеко от его будущего месторасположения собирал католиков скромный молельный дом, с трудом вмещавших прихожан.

Новый виток истории костёла начался, когда из Чернигова был прислан ксендз Георгий Мотузз, назначенный в 1885 году католическим священником в Курске. К тому времени в губернии число прихожан Курского римско-католического прихода значительно увеличилось и на 5 июня 1890 года уже составляло всего в Курской губернии 3 382 души.

Курат Мотузз показал себя человеком, настойчивым в достижении благих целей, и мечта о величественном здании, где будут звучать звуки органа и слова молитвы, постепенно обретала реальные очертания… Значительную часть средств на строительство костёла завещала дворянка Малоархангельского уезда Орловской губернии Мария Иосифовна Радзиевская.

Мотузз более двадцати лет возглавлял кафедру католического храма в Курске, преподавал богословие. Как свидетельствует метрическая книга костёла, 27 января 1902 года именно ксендз Мотузз венчал «дворянина Казимира Малевича, юношу 23 лет, и Казимиру Зглейц, девицу 21 года».

На одной из сестёр Зглейц, дочерей фельдшера, — Марии — был женат брат Казимира Малевича  Мечислав.

К сожалению, сведений о Георгии Мотуззе сохранилось немного, неизвестна даже точная дата его смерти. Предположительно, он отошёл в мир иной в 1917 году.

Пора запустения

Завершилось строительство костёла в 1896 году, и он был освящён во имя Успения Божией Матери. В конце тридцатых здание было передано под антирелигиозный музей, комсомольцами был разломан и сдан на цветной металлолом уникальный орган, находившийся в католическом храме.

В советские годы, когда были разрушены многие храмы, эта участь могла не обойти стороной и католическую церковь. Однако решению власти о сносе костёла решительно воспротивилась курская молодёжь. Под руководством активиста Александра Зудова были собраны тысячи подписей, спасших памятник культуры от уничтожения.

«Мы с моим одноклассником любили бывать в этом давно не знавшем ремонта здании (это не возбранялось, оно стояло открытым), что однажды едва не стоило мне жизни, — вспоминает время, когда костёл всё ещё был в запустении, Георгий Гонголевич, фотограф футбольного клуба «Авангард». — Я тогда был классе в седьмом. Я ожидал, взбираясь по винтовой лестнице, увидеть что-то необычное, нет, не орган, конечно, но… И вдруг под ногами отломилась прогнившая деревянная ступень, но как-то всё же удержался».

Здание, реставрированное впоследствии за счёт бюджетных средств города, было передано в семидесятых под Дом музыки, а затем —  под дом культуры.

«Вы обращали внимание на отпечатки детских пальчиков на кирпичах костёла? —загадочно рассказывает заслуженный работник культуры  Лилия Балахнина. — Я бы, может, и не заметила, если бы мне не сказал об этом работник костёла. Он считает, что в то время на кирпичном заводе работали маленькие дети и складировали кирпичики, когда они ещё были горячими. Вот и получились отпечатки.  Вообще о костеле ходило много легенд... Когда мы репетировали... всё-таки в храме, хотя это был городской Дом культуры, мне лично как-то было не по себе от разудалого пения весёлых русских народных песен».

Возрождение костела

«Лихие девяностые» были ещё и временем духовных исканий. Эпоха атеизма окончилась, но истинная духовность ещё соседствовала с мнимой. В Россию хлынул поток информации об экстрасенсах, целителях, параллельных мирах, медитации и проч. Рубрики о вере подчас соседствовали на страницах газет со статьями о пришельцах или Шамбале. В Курске интересующиеся непознанным одно время собирались в городском доме культуры, где было организовано что-то вроде эзотерического кружка. Сомнительное начинание, к счастью, просуществовало недолго.

Эпоха возрождения началась с письма Пекарского Сигизмунда Вячеславовича епископу Тадеушу Кондрусевичу с прошением о назначении в Курск священника. Первую после столь большого перерыва мессу Ежи (Юрий) Зиминский отслужил у стен костёла. Вскоре, в ноябре 1993 года, была официально зарегистрирована католическая община. Приход в 1995-1997 году возглавлял отец Иосиф Гунчага, помогали ему сёстры ордена Кирилла и Мефодия — Ежина, Каролла и Ружина.

Однако официально костёл всё ещё считался зданием дома культуры, но католики не оставляли надежды вернуть храму его истинное назначение. Сигизмунд Пекарский продолжал писать по этому поводу во всевозможные инстанции города, области, Москвы.

Сын Сигизмунда Вячеславовича не один день провёл в архиве в поисках интересной информации об истории костёла и охотно рассказал нам об отце. Когда его родители приехали в Курск, ему было одиннадцать лет.

«Я ведь разговаривал с бабушками, «божьими одуванчиками», которые помнят костёл до того, как его закрыли в годы репрессий, — говорит Михаил Пекарский. — Эти старушки показывали фотографии, на которых они ещё маленькие девочки в костюмах ангелочков с крылышками празднуют Рождество в костёле… С первых лет пребывания в Курске отец переживал за дальнейшую судьбу костёла и был первым старостой костёла после его возвращения верующим. А до этого их с мамой дом на Володарского стал одним из мест,  где проходили службы. Собирались верующие на молитву и в доме на Верхней Луговой».

В первый день 1997 года месса проходила на улице. Январский мороз не прошёл бесследно для здоровья собравшихся, но, возможно, именно это и стало решающим доводом, благодаря которому в администрации города Курска было получено разрешение по воскресеньям проводить службу в костёле. Органа ещё в костёле не было,  его заменял… синтезатор.

После того, как к просьбам курской католической общины присоединился Ватикан, костёл был возвращён католикам.  Временно находившиеся в православном соборе святыни — Распятие Иисуса Христа и Дарохранительница —  вернулись в католический храм.

В сентябре 1997 года костёл был официально передан католической общине. Накануне долгожданного события назначен настоятель прихода — тридцатишестилетний поляк отец Кшиштоф Кемпа.

Им было сделано немало для возрождения храма. В стенах здания бывшего дома культуры появились алтарь и кресты, статуя Фатимской Божией Матери. Вновь наполнилась духовной литературой библиотека храма. Кстати, в ней представлена не только католическая, но и православная литература.  По части благоустройства очень много было сделано при настоятеле Анджее Гжибовски (2003 -2006 гг.). При нём не только были проведены ремонтные работы, но и установлен новый орган, восстановлены боковые аллеи.

Католическая община всё более активно участвует в общественной жизни Курска, чему во многом способствовал 37-летний настоятель Ян Бобер.

«Хотелось бы разбить рядом парк»

Интервью с настоятелем отцом Петером Фидермаком, недавно ушедшим на пенсию, проходило в приходском доме, заметно изменившемся с того времени, как отца Петера направили в Курск. Реконструировать приходской дом пришлось практически с основания. На залитом фундаменте за полгода возведены новые стены.

«Да, строительство общинных зданий во все времена ведётся на деньги спонсоров, и чаще всего ими выступают сами прихожане, любая жертва по мере финансовых возможностей ценна. Сам я также вкладывал в строительство приходского дома свою пенсию. Помогли финансово и друзья из Словакии. Многое ещё нужно сделать — докончить крышу, мебель купить… К сожалению, по закону можно только реконструировать имеющееся здание, а в идеале хотелось бы новостройку — более просторное здание — и разбить рядом парк… В самом костёле окна уже нужно менять, когда дождь, вода попадает внутрь. Вокруг асфальт тоже оставляет желать лучшего. Ещё предшественником отца Петера отцом Яном решался вопрос о ливневой канализации, которую нужно было установить в учебном заведении (сейчас это гимназия № 4), расположенной по соседству и на возвышенности, так что во время дождя вся вода направлялась прямиком к костёлу. В 2016 году школа и город решили этот вопрос».

Настоятелям приходится заниматься не только духовными, но и административно-хозяйственными вопросами. В этом смысле мало что изменилось со времён Георгия Мотузза.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. Tom Neuer[facebook]
    |
    21:17
    03.02.2018
    0
    +
    -
    Это не единственный в Черноземье костел. Например, сохранился костел Св. Петра и Павла в Туле, построенный в те же годы. Здесь есть подробности о подобных зданиях https://vk.com/russgothic
  2. Tom Neuer[facebook]
    |
    23:03
    03.02.2018
    0
    +
    -
    а в Воронеже каменная католическая церковь появилась еще в 1856 году.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество