Жертвы красоты. Как погоня за идеальной внешностью приводит к трагедии

К каким последствиям может привести простая косметологическая процедура и как выбрать специалиста по изменению внешности - в материале «АиФ-Черноземье».

Сегодня, когда со страниц глянцевых журналов на нас призывно смотрят юные нимфы с выразительными глазами и пухлыми губами, а мода ясно даёт понять, что грудь обязана быть пышной, а талия — осиной, комплексы по поводу внешности испытывает почти каждая. Чтобы довести себя до совершенства, девушки готовы на многое — колоть уколы и даже ложиться под нож хирурга. Но к чему может привести погоня за идеальной внешностью, выяснял «АиФ-Черноземье».

Просто выжить

О губах а-ля Анджелина Джоли Анна Миронова мечтала уже давно. Исполнить мечту помогла неожиданная премия. Больше 10 тысячи рублей девушка отнесла частному косметологу.

«Процедура длилась около получаса, несмотря на анестезию, боль была такая, что у меня текли слёзы, но косметолог не останавливалась, говорила: надо потерпеть, скоро всё пройдёт», — рассказывает Анна.

Но и после сеанса кошмар не закончился: несколько дней девушка мучилась от отёков — даже пить было больно. А потом, когда прикосновения перестали причинять сильный дискомфорт, нащупала в «новых» губах уплотнения. Пошла к косметологу, но та заверила: всё в порядке. Уже потом, от другого доктора, Анна узнала, что у неё развился фиброз — соединительная ткань в губе разрослась, образовав рубцы. Чтобы вернуть губам первоначальный вид, девушке пришлось взять кредит и пройти не одну процедуру восстановления.

К сожалению, в последнее время тех, кто в надежде обрести идеальную внешность приходит в салон, а выходит со слезами на глазах, становится всё больше. Но неудачная подтяжка и распухшие губы — ещё цветочки по сравнению с рисками, на которые идут те, кто решился лечь под нож пластического хирурга.

29-летняя Галина Ракушина хотела сделать сюрприз мужу — увеличить грудь. Ради этого в середине апреля она приехала в один из столичных центров. Как рассказывали родственники девушки, перед процедурой ей сделали обезболивающий укол, после чего на несколько минут оставили одну. На введение препарата организм Галины отреагировал неожиданно — у неё остановилось сердце, когда врачи приступили к реанимации, кислород к мозгу уже не поступал. До сих пор Галина находится в коме.

Как на битву

«Пластическая хирургия — прежде всего хирургия, и тут, как и везде, существует определённый процент неудач, — объясняет пластический хирург, кандидат медицинских наук Константин Лакатош. — Бывает, его вызывают технические ошибки, а бывает — обстоятельства. И таких досадных промахов будет становиться всё больше, ведь количество пластических операций растёт».

Поэтому первым делом врач, если, конечно, он профессионал и дорожит своей репутацией, должен обсудить с пациентами все возможные риски. А также выяснить, что именно привело человека к хирургу.

«Иногда люди приходят без чёткой мотивации, даже не знают, что конкретно и зачем им нужно сделать, — продолжает хирург. — Задача врача определить, действительно ли вмешательство необходимо».

Как правило, тот доктор, кто заинтересован в красоте и здоровье, а не в деньгах пациента, будет стараться его мягко отговорить. А согласится, лишь когда поймёт, что решение взвешенное. В этом случае он предложит несколько способов претворить идею в жизнь.

«Хирург должен быть настоящим мастером, иметь опыт, владеть разными видами операций, поэтому я бы рекомендовал обращаться к докторам с большим стажем, работающим в государственных больницах. К тем же, кто имеет узкий профиль, делает лишь некоторые виды операций, я отношусь настороженно», — говорит Константин Олегович.

От профессионализма доктора зависит не только количество методов, которыми он владеет, но и способность выходить из экстренных ситуаций.

«Операцию нужно воспринимать как бой, где со всех сторон будут нападать враги, готовым надо быть ко всему, даже к остановке сердца, хирург должен думать на несколько шагов вперёд, — делится Лакатош. — Также важно, чтобы клиника была серьёзной, с необходимым оборудованием, персоналом. Ведь профессионалом должен быть не только хирург, но и анестезиолог, от которого зачастую зависит жизнь пациента».

Шесть рукопожатий

Аналогичные советы дают и тем, кто собирается в косметологический кабинет. Как считает врач дерматолог-косметолог Андрей Хорошилов, настоящий специалист тот, кто будет отговаривать вас от процедуры.

«Если же на ваши просьбы без обсуждений соглашаются, насторожитесь. Такая сговорчивость может закончиться плачевно, — говорит доктор. — Исправлять же результаты непрофессиональной работы, как правило, долго и дорого».

А случаи такие происходят сплошь и рядом: как-то женщине при подтяжке лица установили слишком мало нитей — хотели сэкономить, а они просто лопнули. Другой пациентке, наоборот, ввели чересчур много препарата для увеличения объёма губ — их неравномерно раздуло, появились шишки. Но результат горе-косметологов не волновал: они взяли деньги за целый шприц, целый и вкололи.

«При поиске врача или косметолога доверьтесь «сарафанному радио», а не рекламе. Руководствуясь правилом шести рукопожатий, можно найти человека, который делал какую-либо процедуру и посоветует специалиста», —  продолжает Хорошилов.

Для пущей уверенности можно проверить у косметолога документы, желательно, чтобы мастер не только прошёл курсы косметологии, но и был дерматологом, ведь люди с таким образованием знают о коже и её особенностях гораздо больше.

Мнение экспертов

Психолог Елена Бычкова:

«Человек так устроен, что он всегда чем-то недоволен. Людей, полностью удовлетворённых как жизнью, так и внешностью, не существует. Однако далеко не все решаются на пластику или косметологическое вмешательство. С точки зрения психологии те, кто это делают, считают, что внешние изменения привнесут что-то новое, положительное в их жизнь, наполнят её красками. Но ожидание и результат не всегда совпадают. Если у человека был заметный дефект, который операция или уколы исправили, его жизнь, скорее всего, действительно изменится, ведь он избавится от комплексов, станет увереннее. Если же под нож ложится человек с хорошими внешними данными, это уже звоночек — значит у него нет внутренней гармонии, и он просто выбирает путь наименьшего сопротивления, ведь операцию сделать легче, чем кропотливо работать над собой. Кстати, такие люди часто не ограничиваются одной процедурой, им всегда хочется большего».

Врач и юрист Андрей Карпенко:

«Серьёзные осложнения и даже трагический исход могут стать итогом любого, даже простого вмешательства. Зачастую опасна не сама процедура, а препарат, который применяют для анестезии, — «лидокаин». У него есть побочный эффект — нарушение сердечного ритма. Такая аритмия может привести даже к остановке сердца. Судебно-медицинские экспертизы, как правило, списывают подобные фатальные осложнения на анафилактический шок — разновидность аллергической реакции. Мол, организм повёл себя непредсказуемо. Но я осмелюсь высказать другую версию. «Лидокаин» бывает разный. Есть препарат подороже, импортный, есть более дешёвый, отечественный. И что бы ни говорили защитники нашей фарминдустрии, качество у них тоже разное. Были смертельные случаи, связанные с тем, что на заводе-производителе перепутали этикетки — на ампулы с 10% раствором наклеили обозначение «2%». В результате во время анестезии дозировка была превышена в пять раз. За последние годы произошло множество смертей во время пластических операций. Либо частные клиники экономят и закупают препарат подешевле, либо производитель что-то делает не так».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах