Оксана Шевченко 0 223

Пора к врачу. Почему мы стесняемся обращаться за помощью к психиатрам?

Как понять, что у вас депрессия, и чем опасно это заболевание, «АиФ-Черноземье» спросил у врача-психиатра.

Даже если человек подозревает, что с ним происходит что-то не то, он считает, что поход к врачу-психиатру — это крайняя мера, и ярлык психически больного — на всю жизнь. Об этом и других распространённых стереотипах мы поговорили с главным врачом Курской клинической психиатрической больницы Валерием Рощиным.

Когда поумнеем?

Оксана Шевченко, «АиФ-Черноземье»: Валерий Аркадьевич, жизнь современного человека полна стрессов: авралы на работе, нехватка денег, информационная перегрузка, ежедневный негатив из телевизора, транспортные пробки. Остались ли ещё психически здоровые люди?

 —  Да, остались. Как  не старались выбить наш генофонд, но что-то уцелело. Но и этим людям надо себя поддерживать.

—  Что для этого делать?

—  Беречь себя. Во-первых, не попадать в стрессовые ситуации. Во-вторых, своевременно и грамотно отрабатывать опасные ситуации, не позволять стрессу накапливаться. В-третьих, изменить своё отношение к жизни так, чтобы не расстраиваться и не переживать по пустякам и мелочам, выработать здоровый «пофигизм». Это сложно, но возможно! Результат будет потрясающим!

— А что происходит с психическим здоровьем курян? Растет ли количество самоубийств,  смертность от душевных  болезней?

—  Причины смертности у нас классические. Лидерство за болезнями сердечно— сосудистой системы,  органов дыхания и пищеварения и онкологией. Но и суициды есть — небольшой процент людей, которые дошли до края и которым вовремя не помогли. В Курской области действует круглосуточный телефон доверия. Количество звонков с каждым годом растёт в геометрической прогрессии.  Когда  психологи начали дежурить, были даже сомнения — нужно ли это? Один  звонок за дежурство, а то и не одного. А сейчас звонки идут десятками. И людям помогаем, потому что проблемы часто бывают надуманными.

—  Игры разума?

— Истощение нервной системы. Это возникает, если человек  долгое время живёт в состоянии повышенного эмоционального и психического перенапряжения. Допустим, у него проблемы на работе или не ладится личная жизнь. Нарастает чувство тревоги, пропадает сон, аппетит. Образовался порочный круг, из которого надо выйти. Самый простой и элементарный выход — наладить сон. На первых порах медикаментозно, а потом он восстановится. И проблемы, которые казались неразрешимыми, уйдут, рассосутся. Но  менталитет не позволяет прийти на приём к психиатру. И это приводит к печальным последствиям, вплоть до инфарктов и инсультов. Когда наше население поймёт, что нет ничего постыдного в обращении за помощью к врачу?

Опасная болезнь

—  А можно обратиться к психиатру анонимно?

—  Можно, существует диспансерное отделение больницы  на ул. Золотая, 12, но с другой  стороны. Но какой смысл? Если  у пациента сложное заболевание, например шизофрения,  то его неизбежно поставят на учёт. И от этого человеку будет только благо. Наши препараты достаточно дорогие, а больные получают лекарства по государственным программам бесплатно. Сложность шизофренического процесса в том, что идёт разрушение личности. И если включить поддерживающую терапию, то это разрушение прекратится. Человек может жить десятки лет полноценной жизнь, ходить на работу, иметь семью.

—  А депрессия —  это болезнь?

—  Болезнь, причём серьёзная. Симптомы депрессии: стабильно пониженное настроение, психическая заторможенность, снижение двигательной активности и утомляемость. Но классическая картина встречается редко. Характерной для депрессии является бессонница с ранними пробуждениями, трудностями засыпания. Бывают суточные перепады настроения: когда хуже всего утром, а к вечеру состояние улучшается.

— Чем коварно заболевание?

— Очень часто депрессия маскируется под другие заболевания. По данным ВОЗ, у врача общей практики на приёме бывает 15 процентов людей с маскированной  депрессией. И терапевт ее не замечает, он видит язву, гастрит, гипертонию. Больному назначается симптоматическое лечение. Понижаем кислотность, залечиваем язвы, а результаты слабенькие. Почему? Потому что лечим следствие, а не причину. А если этому же человеку начать курс лечения антидепрессантами, может быть, и легкими транквилизаторами, то и  давление  придёт в норму, и язва зарубцуется.   Даже спинальные боли имеют место при маскированной депрессии. Мы сейчас готовим буклет для врачей обшей практики,  чтобы они знали, как надо исключать депрессию, прежде чем сажать человека на гипотензивные или обезболивающие препараты.

—  Может ли человек помочь себе сам во время депрессии?

— Если болезнь есть, то вылечить её самостоятельно вряд ли удастся. Это как перелом руки и пневмония — нельзя усилием воли заставить организм поправиться. Всегда нужна медикаментозная и врачебная помощь.

Лечить с умом

—  Часто дают совет —  выпей что-то успокоительное.

—  Любое лекарство нужно принимать системно и только по назначению врача. Это не таблетки от диареи — принял и прошло. В психиатрии есть понятие: лечить заболевание приходится столько, сколько человек к нему шёл.  То есть сроки могут быть достаточно большие, но и результаты  хорошие.

—  Но в аптеках антидепрессанты продают без рецепта.

—  Многие люди заблуждаются. Говорят —  мне это лекарство подсказали в аптеке. Аптека —  это  тот же самый  магазин. Провизор или фармацевт заинтересован продать товар. А нужно вам  это лекарство или не нужно? Препараты пьются курсами, длительность может определить только врач. Депрессия должна быть пролечена до последнего симптома. И после этого довольно долго применяется поддерживающая терапия, чтобы включились здоровые механизмы психики. Чем дольше длится период полного здоровья на лекарствах, тем больше вероятность, что заболевание не повторится.

—  Человек, принимающий такие препараты, в нашем представлении становится «овощем».

— Ещё один стереотип: попадёшь в Сапогово (деревня, на территории которой находится  психиатрическая больница. — Ред.) — там тебя «овощем» сделают. Это устаревшее представление о психиатрии. Все современные лекарства идут по пути улучшения переносимости. Они проходят крайне жёсткий отбор, и на рынок поступают те, которые безопасны при применении. Нормально подобранная индивидуальная терапия является эффективной, хорошо переносимой и нетоксичной.  Сейчас появились так называемые препараты — пролонги. Больному шизофренией  достаточно всего  одной инъекции в месяц.

—  А общение с психотерапевтом не является лекарством?

—  Психолог и психиатр, как у нас говорят, это две большие разницы.  Нужно понимать, что психологи и психотерапевты не выписывают лекарства, они врачуют словом. Это хороший метод. Но начинаться лечение должно с посещения психиатра. Сейчас мы закончим ремонт в здании, сделаем отделение «первого эпизода» для  тех, кто впервые попал в больницу. Здесь с больным будет работать не один врач, а целая бригада — психолог, психотерапевт, социальный работник.

Досье
Валерий Рощин родился в 1954 году в Нижнем Новгороде. Закончил Курский государственный медицинский институт. С 1997 года работает в должности главного врача ОБУЗ ККПБ в п. Искра.
— Кто в группе рисках по психиатрическим заболеваниям?

— Большую роль играет наследственность и, как ни странно, темперамент. По нашим наблюдениям, холерики и сангвиники реже страдают душевными расстройствами. Они быстрее адаптируются к сложным жизненным ситуациям и выходят из них победителями. А меланхоликам в жизни сложнее.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах