aif.ru counter
Ирина Евсюкова 0 91

Спектакль-терапия. Воронежцы увидели «особенную» постановку «Я Басе»

Все материалы сюжета Детский фестиваль Маршак в Воронеже

В спектакле Яны Туминой на сцене - дети с синдромом Дауна и питерские хулиганы.

Андрей Парфенов / фестиваль Маршак

Фестиваль «Маршак» привез в Воронеж нашумевший петербургский спектакль «Я Басе», получивший в этом году «Золотую Маску» в номинации «Эксперимент».

Супруги Яна Тумина и Александр Балсанов, поставившие этот спектакль в знаменитом «Упсала-цирке», создали нечто совершенно особенное во всех смыслах. Редко какая детская постановка создается по мотивам хокку японского поэта XVII века Мацуо Басе. Еще реже увидишь на сцене сочетание философской притчи с элементами циркового искусства. И, конечно, мало какой театр осмелится выпустить на сцену актеров с синдромом Дауна.

«Упсала-цирк», созданный как средство адаптации беспризорных подростков, уже несколько лет работает с «солнечными» детьми – здесь их ласково называют «особиками». Яна и Александр пришли сюда всего два года назад, чтобы провести с ребятами театральную лабораторию, а в итоге сделали целый спектакль, который стал своего рода терапией как для его публики, так и для его участников.

Расширить фокус

Фото: фестиваль Маршак/ Андрей Парфенов

Наполненный японской культурой, «Я Басе» доставляет невероятное эстетическое удовольствие. Минималистичные декорации, волшебный бамбуковый лес, движение тонких тканей, музыка, цвета и свет завораживают и совершенно отбивают желание фокусироваться на отдельных актерах и их особенностях. Картинка так объемна и хороша, что хочется созерцать ее целиком. И этот ловкий художественный прием играет на общую задачу спектакля – стереть грань между детьми с синдромом Дауна и остальными актерами, делая и тех, и других просто частью этого магического мира Басе.

Яна Тумина призналась, что тема «солнечных» детей для нее – личная. В ее семье тоже есть «особый» ребенок. Еще одна ее работа, которую Воронеж увидел на прошлогоднем фестивале «Маршак», – кукольный спектакль «Колино сочинение» - рассказывает о прекрасном мире мальчика Коли с синдромом Дауна.

«Я пропагандирую толерантность восприятия особенных людей. Быть толерантным - это не значит делать вид, что мы их не замечаем. Мы не ставили перед собой просветительскую задачу показать, что дети с синдромом Дауна тоже умеют кувыркаться. Мы хотели сделать художественное произведение, в котором бы наоборот забывали, что перед нами «другие» люди, и просто смотрели спектакль. Это художественная задача, а не педагогическая или социальная», - объясняет режиссер.

Терапия театром

Особенные актеры на сцене ведут себя не менее профессионально, чем их коллеги. Они старательно следуют сценарию, демонстрируют цирковые трюки и заигрывают с публикой. Даже не задумываешься, как непросто научить таких детей сделать в определенный момент кувырок или снять синхронно шляпы. Режиссер рассказала, что перед ребятами не ставили творческих задач, а только лишь учили выполнять простые действия. Например, им нужно было просто пройти из точки А в точку Б, не задев бамбуковые палочки, но уже это со стороны рождало художественный образ.

«Обычно расслабленное тело особенного ребенка, которое всегда находится в гипотонусе (пониженном тонусе тела – ред.), в этот момент концентрируется. Проходя через препятствия, он собирается. Мы видим, что у него фокусируется взгляд и закрывается рот, если обычно из-за слабых мышц лицо он открыт, убирается язычок. И мы видим, как он преображается, и радуемся вместе с ним».

Японская эстетика выбрана не случайно. Во-первых, короткие стихи – хокку – больше соответствуют цирковому жанру, в котором нет понятия «драматургия», а есть понятие «номер». Во-вторых, по словам режиссера, японская эстетика в своей лаконичности и наивной ясности очень созвучна миру особенных детей. Их не заставляют изображать эмоции, перевоплощаться в кого-то другого. Режиссеры и актеры как будто договорились сыграть в веселую игру, за которой позволено понаблюдать зрителям. И судя по довольным лицам ребят, эта игра не надоедает им уже два года и делает их более раскрепощенными на сцене и в жизни.

Другого «Басе» не будет

Фото: фестиваль Маршак/ Андрей Парфенов

Как работает эта терапия театром, стало ясно после того, как стихли последние аплодисменты зала. Как только за сцене возник микрофон, «солнечные» актеры к нему сразу потянулись. Кто-то поблагодарил за цветы, кто-то просто рассказал, как он счастлив, а один из ребят даже начал битбоксить. Судя по реакции, такого не ожидала ни публика, ни даже актеры на сцене. Яна Тумина рассказала, что битбокса после представлений «Упсала-цирка» еще не никогда было, но в принципе ребята чувствуют и ведут себя свободно на сцене всегда:

«Каждый раз мы не знаем, кто как себя поведет. В спектакле очень много «воздуха». Да, хореография застроена, пути определены, но ребята очень живые и внутри спектакля дышат свободно. Бывали и неожиданности. Например, однажды в финальной сцене боя поэта и смерти вдруг все дети выглянули на сцену, улеглись и начали наблюдать, что происходит. Сначала я «ойкнула», а потом подумала, как это здорово!»

Для остальных участников «Упсала-цирка» общение с «солнечными» коллегами по цеху стало бесценным опытом. Профессиональные актеры учатся у них непосредственности, умению быть здесь и сейчас. А подростки-беспризорники, которые занимаются в цирке, постепенно сами стали наставниками, со временем научившись проявлять внимание и терпение. Теперь они помогают друг другу и в быту. Например, на гастролях «маленькие» дети живут со «взрослыми». Труппа «Я Басе» не менялась с самого начала работы над спектаклем.

«Смысла набирать второй состав нет. Наверное, когда ребята повзрослеют, проект «Я Басе» завершится. Мы с этими детьми прошли целый путь, с них все началось, именно они нас вдохновили».

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах